Октябрь 2008

О КНИГЕ "ВЫБОРЫ РЕГИОНАЛЬНЫХ ПАРЛАМЕНТОВ В РОССИИ 2009-2013: ОТ ПАРТИЗАЦИИ К ПЕРСОНАЛИЗАЦИИ"

Вышла из печати моя новая книга «Выборы региональных парламентов в России 2009-2013: От партизации к персонализации». – М.:Центр «Панорама», 2014. – 728 с. Электронная версия книги размещена по адресу http://scilla.ru/works/knigi/avk2014.pdf
Бумажные версии можно получить у меня и в центре «Панорама».
Данная книга является прямым продолжением книги 2009 года «Выборы парламентов российских регионов 2003-2009. Первый цикл внедрения пропорциональной избирательной системы». Она анализирует влияние электоральной политики государства на региональные партийно-политические системы в эти годы и подводит итоги и региональных избирательных кампаний, прошедших начиная со второй половины 2009 до конца 2013 года, охватывая при анализе тенденций в том числе поправки весны 2014 года. Кроме общей части она содержит описания ситуации в каждом из регионов, где за это время прошли выборы региональных парламентов.
Этот период был более чем насыщенным и ознаменовался радикальным изменением ряда ключевых характеристик партийного и избирательного законодательства. По сравнению с книгой 2009 я постарался сделать портреты регионов более объемными и дающими более полную картину ситуации в каждом регионе, в том числе по возможности описывая не только особенности избирательных систем конкретных регионов и главные интриги каждой конкретной кампании, но и применявшиеся в том ином регионе технологии. Также каждый портрет подробно описывает ситуацию с распределением руководящих постов в ЗС по итогам выборов и изменение в регионе ситуации с депутатами, работающими на профессиональной основе. По каждому региону, где существовали мажоритарные округа, также анализируются данные по ним и приводятся данные об имевшихся победах оппозиционных (то есть выдвигавшихся не ЕР) кандидатов. Дается фракционный состав всех заксобраний на 1 января 2014.
Скачивайте, пользуйтесь кому нужно, замечания и уточнения можете сообщаться в личных сообщениях: пригодится в будущем.
Октябрь 2008

ИНФОРМАЦИЯ О КНИГЕ "ПАРТИИ И ВЫБОРЫ В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ: ЭВОЛЮЦИЯ И ДЕВОЛЮЦИЯ"

На сайте издательства "Новое литературное обозрение" http://nlobooks.mags.ru/vcd-18-1-684/goodsinfo.html появилась наша новая книга, которая задумывапась как фундаментальное пособие для всех, кому интересна тема выборов, избирательных и партийных систем. Книга издана при поддержке Фонда "Либеральная миссия", за что огромная благодарность Евгению Григорьевичу Ясину.
Увы, бесплатного распространения книги не будет и количество авторских экземпляров ограничено.
Предполагается рассылка по крупнейшим вузам и библиотекам, книга доступна в продаже в интернете (по ссылке выше) и в магазинах, где продаются книги издательства "Новое литературное обозрение" (адреса магазинов http://nlobooks.ru/rus/books/where_to_buy/). 

На сайте Фонда "Либеральная миссия" в свободном доступе в формате pdf есть фрагмент первой главы книги и оглавление по ссылке:
http://www.liberal.ru/articles/5086

Партии и выборы в современной России

Кынев А.В., Любарев А.Е. Партии и выборы в современной России: Эволюция и деволюция. — М.: Фонд «Либеральная миссия»; Новое литературное обозрение, 2011. — 792 с. - ISBN 978-5-86793-848-2

На главную страницу
Партии и выборы в современной России

Цена: 390.00 руб.

[ в корзину ]

[ версия для печати ]

 


Код товара: 
Автор:Кынев А.В., Любарев А.Е.
Вес:0.93 кг.

 

Книга посвящена комплексному исследованию параллельно протекавших в посткоммунистической России процессов становления института выборов и формирования партийной системы. На основе мирового опыта выявлены общие закономерности развития, системные взаимосвязи избирательной и партийной систем. Описано развитие выборов и партий в России в 1990-2000-е годы и показано. Как игнорирование системных взаимосвязей привело к тому, что в России в настоящее время нет ни эффективной избирательной, ни подлинной партийной системы. В конце книги подводятся итоги двадцатилетнего развития избирательной и партийной систем и предлагаются институциональные меры для преодоления тупика, в котором они оказались.
Характеристики
 
Серия:Либеральное наследие
Год издания:2011
Тип обложки:переплет
Страниц:792
Вес:930 г
ISBN:978-5-86793-848-2
Октябрь 2008

ВНИМАНИЕ!! ИНФОРМАЦИЯ О КНИГЕ "Выборы парламентов российских регионов 2003-2009"

Книга 2009 года
"Кынев А.В. Выборы парламентов российских регионов 2003-2009. Первый цикл внедрения пропорциональной избирательной системы
". М.: Центр «Панорама», 2009. 516 с.
ISBN 978-5-94420-036-5


Книга подводит итоги первого цикла формирования законодательных
органов в российских регионах с обязательным применением пропорциональной избирательной системы. Приводятся сведения о политической стороне избирательных
кампаний и результаты всех региональных выборов законодательной
ветви власти в период с декабря 2003 по март 2009 года. В
дополнительной главе – краткие итоги октябрьских выборов 2009 года.

ЭЛЕКТРОННАЯ ВЕРСИЯ КНИГИ ВЫЛОЖЕНА ПО АДРЕСУ
http://scilla.ru/works/knigi/avk.pdf
- её плюс, что она отредактированная в отличие от изданного в пожарном порядке бумажного издания.


ОГЛАВЛЕНИЕ: Collapse )

Октябрь 2008

Книга "Региональные и местные выборы 8 сентября 2013 года: тенденции, проблемы и технологии"

А. Кынев, А. Любарев, А. Максимов
Региональные и местные выборы 8 сентября 2013 года: тенденции, проблемы и технологии

Книгу можно сказать в электронном виде http://www.liberal.ru/upload/files/vibory-web.pdf
Настоящее издание подводит итог проекта Комитета гражданских инициатив по мониторингу избирательных кампаний 8 сентября 2013 года. Основное внимание уделено выборам глав регионов, региональных парламентов, а также муниципальным выборам в административных центрах регионов и городах с числом избирателей более 100 тыс. Представлены аналитические материалы, затрагивающие региональное избирательное законодательство, процессы выдвижения и регистрации кандидатов и партийных списков, предвыборную агитацию, результаты выборов. Предложены рекомендации по изменению законодательства о выборах. Книга адресована преподавателям, аспирантам, студентам, активистам политических партий и общественных объединений, всем, кого интересуют проблемы выборов


Октябрь 2008

Моя подробная статья про перспективы демократических списков на выборах 2016

Версия на СЛОН ру https://slon.ru/posts/64674 Ниже полный текст.  Шрифт при копировании из Word почему то скачет и я не знаю как это исправить:

Условные демократы на выборах-2016: мифы и возможности

В конце 2015 года уже был опубликован общий текст о границах и возможностях власти и оппозиции на предстоящих в 2016 федеральных и региональных выборах[1].

Теперь попробуем обозначить потенциальные перспективы и проблемы для отдельных политических сил – начнем, наверное, с самого сложного и традиционно самого конфликтного внутри демократического лагеря, где никогда на федеральных списков единых списков де-факто не было. Во многом это для партий, базирующихся на ценностях индивидуализма и личной свободы, а значит личной непохожести, нежелания и не умения ходить строем, естественно. При этом голосование за демократические партии и кандидатов никогда не было линейным – в нем всегда чередовались спады и внезапные подъемы (резкий всплеск голосования за СПС на региональных выборах в декабре 2006-марте 2007 на фоне «социализации» предвыборной программы партии и разгром в декабре 2007; 27% за Алексея Навального на выборах мэра Москвы-2013 и массовый недопуск на выборы-2015 и тд).

Ситуация в демократическом лагере осложняется не только старыми и новыми размежеваниями (отношение к приватизации 1990-х, степень допустимости государства в экономику, уровень политического радикализма и т.д., плюс личные обиды и амбиции), но отягощается различной политической мифологией, а также вмешательством самого государства. Последнее не просто создает юридические барьеры для предвыборных альянсов (запрет блоков и выдвижения по списку одной партии членов других партий), поражает в правах часть потенциальных кандидатов, но активно стимулирует внутренние расколы и политических спойлеров.

Что же в реальности возможно и что надумано.

Миф №1: о «сложении демократического электората»

Результаты выборов-2015 (да и не только они) однозначно говорят о том, что само по себе наличие в бюллетене «единственного» демократического списка никакой мобилизации голосов автоматически не дает. Живые избиратели реагируют не на механические коалиции и не являются чьей-то собственностью, которую можно передать каким-то распоряжением или приказом, у них свои взгляды и интересы. Особенно это касается демократического избирателя, ориентированного на вышеупомянутый индивидуализм и первичность свободы выбора не менее, чем их лидеры. В первую очередь их мобилизует реальная работа с ними, ощущение реального интереса к выборам.

Обратим внимание на несколько показательных цифр выборов прошлого года (то есть уже вполне в условиях «посткрымской реальности» и экономического кризиса). Так на выборах региональных парламентов 13 сентября 2015 пиками порчи недействительных бюллетеней оказались Калужская и Новосибирская области – в обоих случаях по официальным данным было испорчено 4,7% бюллетеней. Именно в этих двух регионах, как известно с выборов скандальным образом выбыл ПАРНАС (в одном отказ, в другом в итоге отозвали документы). В большинстве других было испорчено 2-3% бюллетеней.

Второй момент - при этом почти везде в бюллетенях было «ЯБЛОКО» (в том числе в обоих названных регионах). Казалось бы, оно было в итоге монополистом на «демократическом» фланге. Результат – по сравнению с голосованием на выборах Госдумы РФ в декабре 2011 (тогда кроме «ЯБЛОКА» было еще лишь один условно демократический список – «Правое дело», получивший мизерное число голосов) официальные результаты «ЯБЛОКО» везде на выборах региональных парламентов хуже почти вдвое. Суммарный процент условно демократических списков превысил в сентябре 2015 «яблочный» результат-2011 только в Костромской области и почти повторил его в Новосибирской, этот прирост «общедемократического процента» на общем фоне в этих регионах обеспечило явно не «ЯБЛОКО». В случае с Костромской областью общедемократический прирост дал ПАРНАС (он набрал 2,28%), а в случае с Новосибирской – результат отчасти дала «Гражданская платформа» (1.86%, лидер списка победил в мажоритарном округе, при фактическом сворачивании партии на федеральном уровне в данном регионе осталась живая организация, которая вела активную кампанию).

То есть «ЯБЛОКО» «в чистом виде» со своими инертными и малозапоминающимися кампаниями никакого прироста нигде на выборах региональных парламентов показать не смогло.

Collapse )
Октябрь 2008

Руководящие принципы по свободе объединений - Венецианская комиссия

Всем кому интересно: опубликована русская версия "Руководящих принципов по свободе объединений", принятых в 2014 Венецианской комиссией и БДИПЧ ОБСЕ http://www.osce.org/ru/odihr/160961?download=true
Октябрь 2008

Обновленный рейтинг демократичности регионов

Полная версия текста, опубликованного в газете "Ведомости" 12 мая 2015  http://www.vedomosti.ru/opinion/articles/2015/05/12/otkuda-ushla-demokratiya под заголовком: " Региональная политика: Откуда ушла демократия"
К сожалению, настройки ЖЖ не позволяют полностью вставить таблицы (объем выходит слишком большой), поэтому их придется добавлять без форматирования.

Региональная оценка демократии: попытка формализованной оценки. Лидеры и аутсайдеры

24 апреля в Высшей школе экономики Лаборатория методологии анализа регионального развития ЦФИ НИУ ВШЭ на конференции-семинаре представила обновленный рейтинг демократичности регионов. В последнее время в нашей стране очень популярны всевозможные рейтинги – рейтинги выживаемости, социально-экономической устойчивости и т.д. и т.п.

Одним из первых и несомненно повлиявших на все другие был рейтинг демократичности регионов, который с 2002 года вели известные регионалисты Николай Петров и Алексей Титков, в то время работавшие в Московском Центре Карнеги. Данный рейтинг 2000-х был построен на экспертных оценках демократичности (фактически качества политических режимов) регионов и все регионы системно оценивались в течение 10 лет по 10 показателям. На базе этого довольно популярного среди специалистов рейтинга писались книги, диссертации, рефераты и так далее, во многом формировались региональные мифологии о том, какие регионы в России являются наиболее демократическими. Параллельно велся проект регионального Мониторинга, редактором которым был автор этой статьи. Если резюмировать, то за период 2001-2010 устойчивыми лидерами по качеству своих политических режимов стабильно выходили Пермский край (который даже именовали «либеральной столицей»), за ним на втором-третьем месте Иркутская и Свердловская области, далее Красноярский край, Санкт-Петербург, Карелия, Новосибирск, Ярославль.

Место 2006-2010

Регион

Сумма 2006-2010

1

Пермский

43

2-3

Иркутская

42

2-3

Свердловская

42

4-5

Красноярский

40

4-5

С.-Петербург

40

6-8

Карелия

39

6-8

Новосибирская

39

6-8

Ярославская

39

9

Нижегородская

38

10-11

Самарская

37

10-11

Томская

37


Те времена ушли, появилось много рейтингов, меряющих порой совсем спорные вещи, и неоднократно возникала тема продолжения одного из самых старых и известных рейтингов, что позволяло бы не просто оценить регионы здесь и сейчас, а увидеть временную динамику. Эта работа была продолжена в 2014 в ВШЭ теми же экспертами Н.Петровым, А.Титковым и мной. Целью было продолжить и совершенствовать методику оценок регионального развития, делая акцент на качестве и демократичности региональных политических режимов. Оцениваются, несомненно, не персонально губернаторы, а общая ситуация в регионе. Однако при этом власти региона оказывают на эту ситуацию самое прямое влияние и она от них во многом зависит.

Методика

Саму методику постарались усовершенствовать и приблизить к применяемым международным методикам расчета рейтингов демократичности на уровне стран. Для России это крайне важно, так как в ней существуют значительные дифференциации регионов и единая общероссийская оценка дает отчасти «общую температуру по палате», хотя многие регионы из нее выбиваются. Ранее существовавшие 10 показателей объединены в 4 группы: политический дизайн и конкуренция; самоуправление и гражданская активность; качество государственного управления и открытость информации. По каждой из них возможно представить собственный рейтинг.

В ходе первого этапа проекта основная работа велась по первому направлению «Политический дизайн и конкуренция». Для оценки данного направления была разработана методика комбинированной оценки институционального дизайна и элитного плюрализма (конкуренции), включающая экспертные оценки и формализованные институциональные показатели. Идея проста: чтобы снизить роль «человеческого фактора» и влияния сложившейся мифологии максимально заменить экспертные оценки формализованными на базе объективных измеряемых показателей и иметь возможность их сравнивать. Данная проблема очевидна, так как при экспертных оценках большинство экспертов вряд ли имеет одинаковый уровень знания по 83-85 оцениваемым регионам, часто полагаясь на общие мнения и стереотипы прошлого, имеет устаревшие данные и впечатления. Уже не говоря о том, что эксперты часто оценивают регионы, где никогда лично были, или под влиянием общения с чиновниками.

Выбранные для оценки формализованные показатели включают:


  • уровень политической конкуренции (среднее число эффективных партий по двум последним выборам – регионального парламента и Государственной Думы на территории региона);


  • состояние системы местного самоуправления в административном центре субъекта (все применяющиеся в России модели получают свой балльный индикатор, низший балл – система многоступенчатого делегирования согласно контрреформе 2014, высший – прямые выборы мэра, лично возглавляющего администрацию). По Московской и Ленинградской областям дается средний балл по трем крупнейшим муниципалитетам;


  • институциональную независимость депутатов регионального парламента (через оценку политической независимости и самостоятельности депутатов в виде доли депутатов на постоянной основе в ЗС) и исходит из предположения, что депутат, имеющий возможность работать профессионально, а не в свободное от основной работы время более независим с точки зрения своего политического и должностного статуса;


  • защиту парламентских прав оппозиции (ее представленность в руководстве регионального парламента и его комитетов);


  • уровень административной устойчивости (средний срок нахождения у власти губернатора начиная с 01.01.2005). Предположение – чем более долгий срок находится у власти губернатор, тем более система управления региона имеет тенденцию к авторитаризации.

    Отдельно оценивать индекс демократичности регионов на основе данных электоральной статистики представляется неверным, так как сам по себе данный показатель инерционен (выборы проходят раз в 4-5 лет, поэтому несколько лет спустя после выборов данная оценка может уже не соответствовать реальности), причем данные по регионам оказываются на разные даты (к примеру, в одном регионе это оказываются выборы 2011 года, а в другом 2014), что не совсем корректно, так как правильнее оценивать состояние регионов в одну и туже единицу времени. Важно не только то, как власть избирается, но и то, как она правит после выборов.

    Все пять показателей имеют равный вес: каждый из них по отдельности может быть в конкретном регионе имитационным (когда власти, например, сымитировали конкуренцию на выборах, просто написав протоколы), однако сложно сымитировать все пять сразу, так как в этом случае это уже влияние на качество системы в целом, то есть речь уже не может идти об имитации, и показатели уравновешивают друг друга. Допустим, в Чечне все депутаты парламента работают на постоянной основе, что имеет свое внутриэлитное объяснение, однако по другим показателям регион получает низкие оценки. При этом данный рейтинг оказывается динамичен в зависимости от конкретной институциональной политики в данном регионе. Важно, что для корректности сравнения данные рейтингов 2000-х также поддаются пересчету по части характеристик. Параллельно экспертно оценивалось количество основных центров политического влияния в конкретном регионе, наличие устойчивых конфликтов (явных и скрытых) , оценка партийной системы (пять градаций от имитационной до высококонкурентной). По данным показателям формализованные критерии сформулировать затруднительно. Диссонансы оценок по разным группам показателей явно говорят о потенциале конфликтности, когда например, оценки политического дизайна и конкуренции (тенденция к ухудшению и снижению возможностей для учета интересов разных групп элиты) оказываются в противоречии с показателями числа центров влияния внутри элиты.

    Сами регионы при этом по оценкам размещаются не строго по местам одно за другим (в чем всегда есть элемент натянутости), а скорее ступенями.

    Результат

    Ключевая характеристика рейтинга – «политический дизайн и конкуренция». По ней хорошо видно, что  современные реалии по многим регионам ожидаемо уже не соответствуют ситуации и мифологии 2000-х.

    Так особенно заметно падение бывших лидеров 2000-х Пермского края и Иркутской области (что, кстати, соответствует и экспертным оценкам) в группу регионов на 21-34 месте. Это проявляется и в разгроме в этих регионах независимости местного самоуправления, и в парламентских правах оппозиции, и автономии законодательного собрания в целом. Иркутск еще немного повышают итоги выборов заксобрания в 2013, после которых ситуация в регионе существенно ухудшилась. Так только что выдавлена с поста спикера Иркутского ЗС Людмила Берлина, один из самых статусных представителей старой региональной элиты. И в Перми, и в Иркутске явный диссонанс сложности реального устройства элиты с политикой администраций по деградации институтов и лишению оппонентов прав участия ведет к очевидному росту конфликтов и протестов. На три балла вниз только за последний год упала Самарская область.

    Лидерство Карелии объясняется тем, что, не смотря на явное давление со стороны нового губернатора на оппозицию, регион имеет один из самых представительных региональных парламентов и пока удается защитить прямые выборы мэра Петрозаводска.

    Аутсайдеры рейтинга – Мордовия и Марий Эл. Здесь ситуация хуже даже, чем в регионах Северного Кавказа. Если на Северном Кавказе, как правило, при фальсификации федеральных выборов, на региональных больше учитываются внутриэлитные балансы и допускаются в парламенты и иные группы интересов, то в Мордовии итоги региональных выборов не сильно правдоподобнее федеральных. В Марий Эл и Мордовии одними из первых полностью отменены все выборы глав муниципалитетов, а в Марий Эл даже не исполняется федеральный закон времен президентства Медведева о парламентских гарантиях оппозиции – на постоянной основе работают лишь три депутата.

    Показательно, что Москву и Санкт-Петербург явно тянут вниз показатели крайне слабого и бесправного в них местного самоуправления, однако Петербург оказывается выше Москвы (он в группе регионов с 8 по 20 место, Москва с 21 по 34), так как в нем выше представленность оппозиции в городском парламенте.

    Работа по разработке методики будет продолжаться по другим характеристикам, в первую очередь по гражданской активности и открытости информации. Впрочем, уже сейчас можно сказать, что и по этим характеристикам регионы, явно утратившие позиции по сравнению с 2000-ми, будут выглядеть не самым лучшим образом.









Лидеры
Регион КОНКУР. АВТОНОМИЯ ЗС ПРАВА ОППОЗ. АДМ. УСТОЙЧ. МСУ СУММА
1. Карелия 5 4 4 3 4 20
2. Московская 4 4 3 2 2,7 16
3. Мурманская 4 4 3 3 2 16
4. Свердловская 4 4 2 3 3 16
5. Ленинградская 4 5 3 2 2 16
6. Калининградская 4 3 2 3 4 16
7. Новосибирская 4 3 2 3 4 16
8. Хабаровский 3 4 1 3 4 15
9. Саха (Якутия) 3 3 2 3 4 15
10. С.-Петербург 4 5 3 2 1 15
11. Амурская 4 3 4 2 2 15
12. Смоленская 4 3 3 3 2 15
13. Приморский 4 4 3 2 2 15
14. Ставропольский 3 4 3 3 2 15
15. Вологодская 4 4 2 2 3 15
16. Красноярский 4 4 2 3 2 15
17. Воронежская 3 3 2 3 4 15
18. Ярославская 5 4 1 3 2 15
19. Забайкальский 4 3 3 3 2 15
20. Архангельская 5 3 2 3 2 15
Аутсайдеры
76. Курская 3 2 1 1 2 9
77. Тува 1 3 1 2 2 9
78. Краснодарский 2 3 1 1 2 9
79. Пензенская 2 3 1 1 2 9
80. Тамбовская 2 3 1 1 2 9
81. Саратовская 2 2 1 2 2 9
82. Мордовия 1 2 0 2 2 7
83. Марий Эл 3 1 0 1 2 7
Октябрь 2008

Полная версия статьи для РБК: каким будет партийный расклад в 2016

Так совпало что в один день вышли две статьи, написанные в разные дни. Кроме статьи в "Ведомостях" про рейтинги власти в вышла РБК статья о трех сценариях думских выборов-2016 (два основных + временное статус кво). http://www.rbcdaily.ru/politics/562949994783987
Ниже он авторская версяия статьи

Каким будет партийный расклад в 2016 году

Александр Кынев, политолог, руководитель региональных программ Фонда развития информационной политики

Постепенно с приближение федеральной кампании 2016 начинает появляться все больше разного качества прогнозов и исследований ожидающихся предвыборных раскладов. Все более активно готовятся к выборам и сами потенциальные участники. Одни партии демонстрируют тенденцию к развалу и исключению всех, кто воспринимается как оппонент партийному руководству, не взирая на свои рейтинги и электоральные позиции (так вытеснена из «Справедливой России» один из ее самых рейтинговых депутатов Оксана Дмитриева и ее сторонники, при этом именно Дмитриева обеспечивала эсерам значительную часть голосов Петербурга и близких к нему территорий). Другие пытаются сформировать коалиции между максимального широкими группами, так очевидно начат переговорный процесс между оппозиционными власти либерально ориетированными группами. Одним словом, система пришла в движение и эти подвижки будут продолжаться: неизбежны как новые уходы и расколы, так и новые союзы и проекты. Расколы - в первую очередь внутри т.н. «системных» партий, где внутренняя борьба за места в условиях уменьшения числа депутатов, избираемых по партспискам, должна обостряться. Именно эти расколы во многом предоставят строительный материал для новых проектов, помимо неизбежного появления новых кандидатов из тех, кто ранее не участвовал в выборах по разным причинам, и кого подняла политическая волна минувших лет (кого-то протестная в 2011/2012, кого то патриотическая в 2014/2015).
Однако, как представляется, все внутрипартийные анализы и мониторинги изменений электоральной географии партий на сегодня менее важны, чем ключевая стратегическая развилка, которая сегодня стоит перед властью и спровоцирована резкой активизацией дискурса воинственного патриотизма и милитаризацией массового создания вследствие пропагандистской кампании, связанной с украинским кризисом. Именно от данной развилки будет зависеть множество иных развилок и решений уже совсем другого уровня. Это вопрос о том, что будет ключевой темой электоральной мобилизации в 2016 и кто на этих выборах займет нишу главного радикального националиста. Если в условиях резко сместившегося в сторону агрессивного патриотизма и нетерпимости к инакомыслящим политического мейнстрима именно власть решит занять позиции максимального жесткого и непримиримого национализма, то тогда сам по себе подобный выбор будет обозначать максимальную жесткую мобилизацию админресурса, где для большинства кандидатов будет предлагаться лишь место в большом и едином фронте поддержки генеральной линии. Номинальным оппонентам в таких условиях остается или роль добровольного партнера-сателлита в границах резко очерченного электорального гетто, или роль подавляемого и уничтожаемого врага, которого, скорее всего вообще не допустят до выборов. В таком варианте, грубо говоря, остается одна большая партия или блок, ее крайне слабые сателлиты по образцу ГДР или иных стран Восточной Европы после Второй Мировой войны, которых в таких условиях может быть даже меньше чем нынешние три парламентские формально альтернативные партии, а также единичные депутаты от иных сил, которым все равно придется играть партнеров и союзников. В таких условиях в парламенте не может быть места ни для альтернативных националистов, ни тем более для либералов. Это сценарий зачистки и репрессий.
Второй сценарий предполагает, что власть занимает место в условном (хотя и сильно поправевшем и сместившемся в сторону агрессивного патриотизма) центре, при этом остается место и для более радикально настроенных патриотических групп. Этот сценарий может быть для власти добровольным, а может и вынужденным, если например, станет чрезмерной критическая масса разочарованных в действиях власти в отношении ДНР/ЛНР, и требующие более радикальной политики группы выйдут из под контроля. В этом случае для подобных групп можно потребоваться электоральная отдушина, играющая роль «выпуска пара». В этом случае власти может понадобиться более диверсифицированная система в парламенте, чтобы уравновесить радикалов другими группами, например либералами. При подобной схеме всех иных будут вынуждать ситуативно поддерживать власть, пугая наличием более опасных сценариев.
Теоретически возможен и статус кво, когда вроде бы ничего не меняется, а выборы словно пролонгируют нынешнюю ситуацию, лишь с существенным уменьшением долей иных игроков (как минимум, за счет уменьшения мест, отводящихся под партийные списки, так как по мажоритарным округам в подавляющем большинстве случае могу избираться только кандидаты с административной поддержкой). Однако он представляется временным и будет малореален при существенном росте протестных настроений, которые будут купироваться или «патриотическим единством» и борьбой с врагами по сценарию №1, или диверсификацией системы через попытку представить власть «малым злом» на фоне крайностей. Искусственно усилить вариант сценария статус кво можно через максимизацию распыления голосов на крайних флангах политического спектра. Грубо говоря, для раскола на либеральном фланге зарегистрировать все либеральные партии, а затем сделать так, чтобы они растащили голоса друг друга, также для взаимного ослабления поступить с левыми и националистами. Однако и в этом случае, как представляется, точка выбора между двумя основными сценариями будет лишь отодвинута во времени.
Зависит ли что нибудь в такой ситуации от самой оппозиции разных взглядов? Несомненно, хотя при сценарии №1 у нее останутся только выборы вариантов протеста. Не стоит забывать также, что система регистрации кандидатов на этих выборах будет сверхжесткой. По действующим пока правилам, выдвижение партией списка и кандидатов по мажоритарным округам не требует сбора подписей только в двух случаях Первый, то если на прошлых выборах Госдумы РФ список данной партии получил не менее 3% голосов. Второй случай, если список кандидатов партии был допущен к распределению депутатских мандатов в парламенте хотя бы одного региона страны действующего созыва. При этом эти правила могут еще ужесточиться: так как у РПР-ПАРНАС такой регион сейчас ровно один, то для исключения ПАРНАС ограничение могут поднять до менее двух или не менее трех регионов. Все иные партии для регистрации списка должны будут представить не менее 200 тысяч подписей избирателей, в мажоритарных округах для них требуются подписи не менее 3% избирателей округа, а если в избирательном округе менее 100 тысяч избирателей, - не менее 3 тысяч подписей избирателей. Очевидно, что выполнить такие требования будет возможно только при негласной политической команде.
Однако даже несмотря на позицию власти и ее враждебность или лояльность той иной партии, итоговая успешность каждой конкретной партии все равно будет зависеть от ее собственной адекватности и дееспособности, готовности реализовать имеющиеся возможности, объединять, а не раскалывать имеющиеся ресурсы. Наличие окна возможностей еще не означает, что ими сумеют воспользоваться. Не стоит забывать также о том, что взвешенное поведение сильных игроков, опирающихся на реальные общественные настроения, грамотно построенные стратегии, вынуждают власть идти на уступки, делать оговорки и нередко самой искать пути обхода ей же устроенных барьеров. Как уже было на выборах мэров Москвы и Екатеринбурга с Алексеем Навальным и Евгением Ройзманом соответственно. И наоборот, есть очевидная ловушка излишней системности. Можно быть лояльным, без проблем зарегистрироваться и получить в итоге полный провал, так как от лояльности голоса сама по себе не образуются, а при подсчете власть все равно помогает только сама себе. Считаются только с теми, за кем есть реальная электоральная сила, если она исчезает, то и самой власти подобный сателлит в итоге оказывается не нужен и постепенно он скатывается на роль все более слабую и второстепенную. Не исключено, что с кем-то из ныне системных игроков на предстоящих выборах это и произойдет.
Октябрь 2008

для "Ведомостей" - о природе и функции заоблачных рейтингов власти

Написал для "Ведомостей" статью о мифологию про якобы "86%": откуда берутся подобные рейтинги и зачем они власти нужны. Авторское название статьи в бумажной версии газеты от 15 апреля 2015 "Вера в рейтинг" http://www.vedomosti.ru/opinion/articles/2015/04/15/reiting-lidera-kak-simvolicheskii-kapital-vlasti

Ниже полная авторская версия до редакционных сокращений:

Вера в рейтинг

Мы живем во время мифов и мемов, когда какое-то яркое и хлесткое выражение или характеристика, иногда случайные и почти всегда искажающие реальность, вдруг становятся неотъемлимой частью массовой культуры, и их начинают далее тиражировать, даже не пытаясь понять, а соответствуют ли эти мифы реальности.

Самый яркий пример последнего года – не проходит и недели, чтобы очередной социологический центр не выдал новости из серии «рейтинг президента обновил очередной максимум». Фраза про «86%» настолько массово вошла не только в официальный, но самое интересное, что и в оппозиционный обиход, что ее уже не пытаются не уточнять ни анализировать.

Никто не задается вопросом какова мотивация ответов, каков процент отказов отвечать (который в условиях информационного прессинга и запугивания вполне логично должен расти), и наконец, от чего вообще считается этот пресловутый процент в виде уже почти легендарных 85-86. По умолчанию в публичном дискурсе он преподносится, обсуждается и транслируется (журналисты так и пишут, «86% россиян») как процент от всего общества, что не может быть правдой ни по каким законам той же социологии. Если детально читать последние сводки того же «Левада-центра», то там указывается, что речь на самом деле о 54% от всех опрошенных, а 82% считаются лишь от тех, кто определился с выбором[1].

Но кто же это читает целиком – читают заголовки в огрубленных пересказах. Забавно, что на эти нюансы почти никто традиционно не обращает внимания.

Фактически дефицит лидерства, когда определяться больше не к кому, кроме привычных «думских старцев», преподносится как несомненное лидерство.

Collapse )

Октябрь 2008

написал для Forbes про ситуацию с выборами МГД и "праймериз" "Моя Москва"

версия для Forbes http://www.forbes.ru/mneniya-column/vertikal/258439-bez-oppozitsii-i-izbiratelei-kak-proidut-vybory-v-mosgordumu

Ниже полная оригинальная версия текста:


КАК ПРОЙДУТ ВЫБОРЫ МОСГОРДУМЫ

Мимикрия власти в «ярославском» стиле и недопуск оппозиции

Формально избирательная кампания по выборам депутатов МГД еще не стартовала, но ее основные контуры и технологии уже ясны. В совокупности они не сулят ничего хорошего: вместо относительно конкурентных выборов мэра в 2013 выборы-2014 пройдут по жесткому сценарию, когда имеющих реальные шансы оппозиционных кандидатов в большинстве округов в бюллетене просто не будет. Чрезмерной зарегулированностью предстоящей кампании и чудовищной системой регистрации кандидатов по мажоритарным округам власть очередной раз «с водой выплеснула ребенка», откровенно пожертвовав общественной легитимностью выборов в угоду своим страхам утраты контроля и нежелания иметь сколь-либо самостоятельную гордуму. Не вызывает сомнений, что во многом именно московскими интересами объясняется принятие драконовских поправок в федеральное законодательство, лишивших льгот при регистрации основную часть партий и повысивших в шесть раз требуемое при регистрации число подписей с 0,5% до 3% от числа избирателей соответствующего округа. В результате в абсолютном большинстве округов избирательная кампания будет фактически носить откровенно имитационный характер и уже сейчас очевидно, что главной проблемой подобной кампании станет отсутствие интриги и как следствие, интереса избирателей и низкая явка на выборах. В итоге власть получит послушную, но не имеющую никакого авторитета в глазах москвичей Мосгордуму. Что же является основными слагаемыми стратегии власти на предстоящих выборах?

Слагаемое №1: мимикрия власти

Кандидаты власти, стараясь избежать антрейтинга «Единой Росии», на выборы пойдут, мимикрируя под «независимых общественников» в виде участников проекта «Гражданская инициатива «Моя Москва». Впрочем, если эта мимикрия кого и обманет, то самую наивную часть избирателей и в реальности привлечет тех же конформистов, которые обычно поддерживают провластных кандидатов. Фактически это не что иное, как модифицированные праймериз «Единой России», на участки голосования в которых 8 июня теоретически может прийти любой желающий. Впрочем, консолидированное голосование актива районных управ не оставляет никаких сомнений, что «народными» кандидатами станут именно те, кто заранее одобрен. Хоть немного разбирающиеся в политике москвичи не могли не заметить, что агитация проекта и его базовых кандидатов очевидно размещается при административном содействии, освещают его московские провластные медиа (телеканалы «Москва-24» и ТВЦ, газета «Московская правда»).

Если зайти изучить состав участников проекта, то там уже и само городское отделение партии «Единая Россия» вместе с традиционным пулом провластных общественных организаций (профсоюзы работников здравоохранения и работников народного образования, комитет ветеранов войны, общество глухих, общество слепых, конфедерация промышленников и предпринимателей и т.д.), из которых власть сама при себе постоянно формирует разные «общественные советы», «общественные палаты» и тому подобное. Здесь же та самая Ассоциация «Совет муниципальных образований» Москвы (АМОМ), который в 2013 распределял подписи провластных депутатов среди кандидатов в мэры, которым их не хватало. Тут же Московская Федерация профсоюзов, Московская ТПП, Московский союз ветеранов Афганистана – в общем, весь «городской актив» в сборе. Нашлось место и Российскому общественному институту избирательного права (РОИИП), председателем совета которого является бывший член Центризбиркома РФ Игорь Борисов, один из основных публичных пропагандистов и защитников «выборов» в стиле «суверенной демократии».

То, что делает московская власть, не является новой технологией. Показательно, что под точно таким же лозунгом «Дело в людях!» власти проводили похожие «праймериз» на скандальных выборах в Ярославской области, где в ходе кампании был арестован ключевой оппонент местной «Единой России» мэр Ярославля Евгений Урлашов, а списку его сторонников «Гражданской платформе» отказали в регистрации. Причем сторонники Урлашова тогда отвечали местным единороссамна своих плакатах: «Дело в партии!». По неподтвержденным данным именно ярославские технологи сейчас принимают прямое участие в московской кампании.

В разных регионах эта мимикрия (или иначе «маскировочные» технологии) приобретали разное название, но и обычно с приставкой «народный».

Collapse )