Надоела реклама? Купите платный аккаунт и больше вы не увидите рекламы!
entries friends calendar profile Previous Previous
Александр Кынев, политический аналитик
Вышла из печати моя новая книга «Выборы региональных парламентов в России 2009-2013: От партизации к персонализации». – М.:Центр «Панорама», 2014. – 728 с. Электронная версия книги размещена по адресу http://scilla.ru/works/knigi/avk2014.pdf
Бумажные версии можно получить у меня и в центре «Панорама».
Данная книга является прямым продолжением книги 2009 года «Выборы парламентов российских регионов 2003-2009. Первый цикл внедрения пропорциональной избирательной системы». Она анализирует влияние электоральной политики государства на региональные партийно-политические системы в эти годы и подводит итоги и региональных избирательных кампаний, прошедших начиная со второй половины 2009 до конца 2013 года, охватывая при анализе тенденций в том числе поправки весны 2014 года. Кроме общей части она содержит описания ситуации в каждом из регионов, где за это время прошли выборы региональных парламентов.
Этот период был более чем насыщенным и ознаменовался радикальным изменением ряда ключевых характеристик партийного и избирательного законодательства. По сравнению с книгой 2009 я постарался сделать портреты регионов более объемными и дающими более полную картину ситуации в каждом регионе, в том числе по возможности описывая не только особенности избирательных систем конкретных регионов и главные интриги каждой конкретной кампании, но и применявшиеся в том ином регионе технологии. Также каждый портрет подробно описывает ситуацию с распределением руководящих постов в ЗС по итогам выборов и изменение в регионе ситуации с депутатами, работающими на профессиональной основе. По каждому региону, где существовали мажоритарные округа, также анализируются данные по ним и приводятся данные об имевшихся победах оппозиционных (то есть выдвигавшихся не ЕР) кандидатов. Дается фракционный состав всех заксобраний на 1 января 2014.
Скачивайте, пользуйтесь кому нужно, замечания и уточнения можете сообщаться в личных сообщениях: пригодится в будущем.
Оставить комментарий
На сайте издательства "Новое литературное обозрение" http://nlobooks.mags.ru/vcd-18-1-684/goodsinfo.html появилась наша новая книга, которая задумывапась как фундаментальное пособие для всех, кому интересна тема выборов, избирательных и партийных систем. Книга издана при поддержке Фонда "Либеральная миссия", за что огромная благодарность Евгению Григорьевичу Ясину.
Увы, бесплатного распространения книги не будет и количество авторских экземпляров ограничено.
Предполагается рассылка по крупнейшим вузам и библиотекам, книга доступна в продаже в интернете (по ссылке выше) и в магазинах, где продаются книги издательства "Новое литературное обозрение" (адреса магазинов http://nlobooks.ru/rus/books/where_to_buy/). 

На сайте Фонда "Либеральная миссия" в свободном доступе в формате pdf есть фрагмент первой главы книги и оглавление по ссылке:
http://www.liberal.ru/articles/5086

Партии и выборы в современной России

Кынев А.В., Любарев А.Е. Партии и выборы в современной России: Эволюция и деволюция. — М.: Фонд «Либеральная миссия»; Новое литературное обозрение, 2011. — 792 с. - ISBN 978-5-86793-848-2

На главную страницу
Партии и выборы в современной России

Цена: 390.00 руб.

[ в корзину ]

[ версия для печати ]

 


Код товара: 
Автор:Кынев А.В., Любарев А.Е.
Вес:0.93 кг.

 

Книга посвящена комплексному исследованию параллельно протекавших в посткоммунистической России процессов становления института выборов и формирования партийной системы. На основе мирового опыта выявлены общие закономерности развития, системные взаимосвязи избирательной и партийной систем. Описано развитие выборов и партий в России в 1990-2000-е годы и показано. Как игнорирование системных взаимосвязей привело к тому, что в России в настоящее время нет ни эффективной избирательной, ни подлинной партийной системы. В конце книги подводятся итоги двадцатилетнего развития избирательной и партийной систем и предлагаются институциональные меры для преодоления тупика, в котором они оказались.
Характеристики
 
Серия:Либеральное наследие
Год издания:2011
Тип обложки:переплет
Страниц:792
Вес:930 г
ISBN:978-5-86793-848-2
3 комментария or Оставить комментарий
Книга 2009 года
"Кынев А.В. Выборы парламентов российских регионов 2003-2009. Первый цикл внедрения пропорциональной избирательной системы
". М.: Центр «Панорама», 2009. 516 с.
ISBN 978-5-94420-036-5


Книга подводит итоги первого цикла формирования законодательных
органов в российских регионах с обязательным применением пропорциональной избирательной системы. Приводятся сведения о политической стороне избирательных
кампаний и результаты всех региональных выборов законодательной
ветви власти в период с декабря 2003 по март 2009 года. В
дополнительной главе – краткие итоги октябрьских выборов 2009 года.

ЭЛЕКТРОННАЯ ВЕРСИЯ КНИГИ ВЫЛОЖЕНА ПО АДРЕСУ
http://scilla.ru/works/knigi/avk.pdf
- её плюс, что она отредактированная в отличие от изданного в пожарном порядке бумажного издания.


ОГЛАВЛЕНИЕ: Читать дальше...Свернуть )

10 комментариев or Оставить комментарий
А. Кынев, А. Любарев, А. Максимов
Региональные и местные выборы 8 сентября 2013 года: тенденции, проблемы и технологии

Книгу можно сказать в электронном виде http://www.liberal.ru/upload/files/vibory-web.pdf
Настоящее издание подводит итог проекта Комитета гражданских инициатив по мониторингу избирательных кампаний 8 сентября 2013 года. Основное внимание уделено выборам глав регионов, региональных парламентов, а также муниципальным выборам в административных центрах регионов и городах с числом избирателей более 100 тыс. Представлены аналитические материалы, затрагивающие региональное избирательное законодательство, процессы выдвижения и регистрации кандидатов и партийных списков, предвыборную агитацию, результаты выборов. Предложены рекомендации по изменению законодательства о выборах. Книга адресована преподавателям, аспирантам, студентам, активистам политических партий и общественных объединений, всем, кого интересуют проблемы выборов


1 комментарий or Оставить комментарий
Полная версия текста, опубликованного в газете "Ведомости" 12 мая 2015  http://www.vedomosti.ru/opinion/articles/2015/05/12/otkuda-ushla-demokratiya под заголовком: " Региональная политика: Откуда ушла демократия"
К сожалению, настройки ЖЖ не позволяют полностью вставить таблицы (объем выходит слишком большой), поэтому их придется добавлять без форматирования.

Региональная оценка демократии: попытка формализованной оценки. Лидеры и аутсайдеры

24 апреля в Высшей школе экономики Лаборатория методологии анализа регионального развития ЦФИ НИУ ВШЭ на конференции-семинаре представила обновленный рейтинг демократичности регионов. В последнее время в нашей стране очень популярны всевозможные рейтинги – рейтинги выживаемости, социально-экономической устойчивости и т.д. и т.п.

Одним из первых и несомненно повлиявших на все другие был рейтинг демократичности регионов, который с 2002 года вели известные регионалисты Николай Петров и Алексей Титков, в то время работавшие в Московском Центре Карнеги. Данный рейтинг 2000-х был построен на экспертных оценках демократичности (фактически качества политических режимов) регионов и все регионы системно оценивались в течение 10 лет по 10 показателям. На базе этого довольно популярного среди специалистов рейтинга писались книги, диссертации, рефераты и так далее, во многом формировались региональные мифологии о том, какие регионы в России являются наиболее демократическими. Параллельно велся проект регионального Мониторинга, редактором которым был автор этой статьи. Если резюмировать, то за период 2001-2010 устойчивыми лидерами по качеству своих политических режимов стабильно выходили Пермский край (который даже именовали «либеральной столицей»), за ним на втором-третьем месте Иркутская и Свердловская области, далее Красноярский край, Санкт-Петербург, Карелия, Новосибирск, Ярославль.

Место 2006-2010

Регион

Сумма 2006-2010

1

Пермский

43

2-3

Иркутская

42

2-3

Свердловская

42

4-5

Красноярский

40

4-5

С.-Петербург

40

6-8

Карелия

39

6-8

Новосибирская

39

6-8

Ярославская

39

9

Нижегородская

38

10-11

Самарская

37

10-11

Томская

37


Те времена ушли, появилось много рейтингов, меряющих порой совсем спорные вещи, и неоднократно возникала тема продолжения одного из самых старых и известных рейтингов, что позволяло бы не просто оценить регионы здесь и сейчас, а увидеть временную динамику. Эта работа была продолжена в 2014 в ВШЭ теми же экспертами Н.Петровым, А.Титковым и мной. Целью было продолжить и совершенствовать методику оценок регионального развития, делая акцент на качестве и демократичности региональных политических режимов. Оцениваются, несомненно, не персонально губернаторы, а общая ситуация в регионе. Однако при этом власти региона оказывают на эту ситуацию самое прямое влияние и она от них во многом зависит.

Методика

Саму методику постарались усовершенствовать и приблизить к применяемым международным методикам расчета рейтингов демократичности на уровне стран. Для России это крайне важно, так как в ней существуют значительные дифференциации регионов и единая общероссийская оценка дает отчасти «общую температуру по палате», хотя многие регионы из нее выбиваются. Ранее существовавшие 10 показателей объединены в 4 группы: политический дизайн и конкуренция; самоуправление и гражданская активность; качество государственного управления и открытость информации. По каждой из них возможно представить собственный рейтинг.

В ходе первого этапа проекта основная работа велась по первому направлению «Политический дизайн и конкуренция». Для оценки данного направления была разработана методика комбинированной оценки институционального дизайна и элитного плюрализма (конкуренции), включающая экспертные оценки и формализованные институциональные показатели. Идея проста: чтобы снизить роль «человеческого фактора» и влияния сложившейся мифологии максимально заменить экспертные оценки формализованными на базе объективных измеряемых показателей и иметь возможность их сравнивать. Данная проблема очевидна, так как при экспертных оценках большинство экспертов вряд ли имеет одинаковый уровень знания по 83-85 оцениваемым регионам, часто полагаясь на общие мнения и стереотипы прошлого, имеет устаревшие данные и впечатления. Уже не говоря о том, что эксперты часто оценивают регионы, где никогда лично были, или под влиянием общения с чиновниками.

Выбранные для оценки формализованные показатели включают:


  • уровень политической конкуренции (среднее число эффективных партий по двум последним выборам – регионального парламента и Государственной Думы на территории региона);


  • состояние системы местного самоуправления в административном центре субъекта (все применяющиеся в России модели получают свой балльный индикатор, низший балл – система многоступенчатого делегирования согласно контрреформе 2014, высший – прямые выборы мэра, лично возглавляющего администрацию). По Московской и Ленинградской областям дается средний балл по трем крупнейшим муниципалитетам;


  • институциональную независимость депутатов регионального парламента (через оценку политической независимости и самостоятельности депутатов в виде доли депутатов на постоянной основе в ЗС) и исходит из предположения, что депутат, имеющий возможность работать профессионально, а не в свободное от основной работы время более независим с точки зрения своего политического и должностного статуса;


  • защиту парламентских прав оппозиции (ее представленность в руководстве регионального парламента и его комитетов);


  • уровень административной устойчивости (средний срок нахождения у власти губернатора начиная с 01.01.2005). Предположение – чем более долгий срок находится у власти губернатор, тем более система управления региона имеет тенденцию к авторитаризации.

    Отдельно оценивать индекс демократичности регионов на основе данных электоральной статистики представляется неверным, так как сам по себе данный показатель инерционен (выборы проходят раз в 4-5 лет, поэтому несколько лет спустя после выборов данная оценка может уже не соответствовать реальности), причем данные по регионам оказываются на разные даты (к примеру, в одном регионе это оказываются выборы 2011 года, а в другом 2014), что не совсем корректно, так как правильнее оценивать состояние регионов в одну и туже единицу времени. Важно не только то, как власть избирается, но и то, как она правит после выборов.

    Все пять показателей имеют равный вес: каждый из них по отдельности может быть в конкретном регионе имитационным (когда власти, например, сымитировали конкуренцию на выборах, просто написав протоколы), однако сложно сымитировать все пять сразу, так как в этом случае это уже влияние на качество системы в целом, то есть речь уже не может идти об имитации, и показатели уравновешивают друг друга. Допустим, в Чечне все депутаты парламента работают на постоянной основе, что имеет свое внутриэлитное объяснение, однако по другим показателям регион получает низкие оценки. При этом данный рейтинг оказывается динамичен в зависимости от конкретной институциональной политики в данном регионе. Важно, что для корректности сравнения данные рейтингов 2000-х также поддаются пересчету по части характеристик. Параллельно экспертно оценивалось количество основных центров политического влияния в конкретном регионе, наличие устойчивых конфликтов (явных и скрытых) , оценка партийной системы (пять градаций от имитационной до высококонкурентной). По данным показателям формализованные критерии сформулировать затруднительно. Диссонансы оценок по разным группам показателей явно говорят о потенциале конфликтности, когда например, оценки политического дизайна и конкуренции (тенденция к ухудшению и снижению возможностей для учета интересов разных групп элиты) оказываются в противоречии с показателями числа центров влияния внутри элиты.

    Сами регионы при этом по оценкам размещаются не строго по местам одно за другим (в чем всегда есть элемент натянутости), а скорее ступенями.

    Результат

    Ключевая характеристика рейтинга – «политический дизайн и конкуренция». По ней хорошо видно, что  современные реалии по многим регионам ожидаемо уже не соответствуют ситуации и мифологии 2000-х.

    Так особенно заметно падение бывших лидеров 2000-х Пермского края и Иркутской области (что, кстати, соответствует и экспертным оценкам) в группу регионов на 21-34 месте. Это проявляется и в разгроме в этих регионах независимости местного самоуправления, и в парламентских правах оппозиции, и автономии законодательного собрания в целом. Иркутск еще немного повышают итоги выборов заксобрания в 2013, после которых ситуация в регионе существенно ухудшилась. Так только что выдавлена с поста спикера Иркутского ЗС Людмила Берлина, один из самых статусных представителей старой региональной элиты. И в Перми, и в Иркутске явный диссонанс сложности реального устройства элиты с политикой администраций по деградации институтов и лишению оппонентов прав участия ведет к очевидному росту конфликтов и протестов. На три балла вниз только за последний год упала Самарская область.

    Лидерство Карелии объясняется тем, что, не смотря на явное давление со стороны нового губернатора на оппозицию, регион имеет один из самых представительных региональных парламентов и пока удается защитить прямые выборы мэра Петрозаводска.

    Аутсайдеры рейтинга – Мордовия и Марий Эл. Здесь ситуация хуже даже, чем в регионах Северного Кавказа. Если на Северном Кавказе, как правило, при фальсификации федеральных выборов, на региональных больше учитываются внутриэлитные балансы и допускаются в парламенты и иные группы интересов, то в Мордовии итоги региональных выборов не сильно правдоподобнее федеральных. В Марий Эл и Мордовии одними из первых полностью отменены все выборы глав муниципалитетов, а в Марий Эл даже не исполняется федеральный закон времен президентства Медведева о парламентских гарантиях оппозиции – на постоянной основе работают лишь три депутата.

    Показательно, что Москву и Санкт-Петербург явно тянут вниз показатели крайне слабого и бесправного в них местного самоуправления, однако Петербург оказывается выше Москвы (он в группе регионов с 8 по 20 место, Москва с 21 по 34), так как в нем выше представленность оппозиции в городском парламенте.

    Работа по разработке методики будет продолжаться по другим характеристикам, в первую очередь по гражданской активности и открытости информации. Впрочем, уже сейчас можно сказать, что и по этим характеристикам регионы, явно утратившие позиции по сравнению с 2000-ми, будут выглядеть не самым лучшим образом.









Лидеры
Регион КОНКУР. АВТОНОМИЯ ЗС ПРАВА ОППОЗ. АДМ. УСТОЙЧ. МСУ СУММА
1. Карелия 5 4 4 3 4 20
2. Московская 4 4 3 2 2,7 16
3. Мурманская 4 4 3 3 2 16
4. Свердловская 4 4 2 3 3 16
5. Ленинградская 4 5 3 2 2 16
6. Калининградская 4 3 2 3 4 16
7. Новосибирская 4 3 2 3 4 16
8. Хабаровский 3 4 1 3 4 15
9. Саха (Якутия) 3 3 2 3 4 15
10. С.-Петербург 4 5 3 2 1 15
11. Амурская 4 3 4 2 2 15
12. Смоленская 4 3 3 3 2 15
13. Приморский 4 4 3 2 2 15
14. Ставропольский 3 4 3 3 2 15
15. Вологодская 4 4 2 2 3 15
16. Красноярский 4 4 2 3 2 15
17. Воронежская 3 3 2 3 4 15
18. Ярославская 5 4 1 3 2 15
19. Забайкальский 4 3 3 3 2 15
20. Архангельская 5 3 2 3 2 15
Аутсайдеры
76. Курская 3 2 1 1 2 9
77. Тува 1 3 1 2 2 9
78. Краснодарский 2 3 1 1 2 9
79. Пензенская 2 3 1 1 2 9
80. Тамбовская 2 3 1 1 2 9
81. Саратовская 2 2 1 2 2 9
82. Мордовия 1 2 0 2 2 7
83. Марий Эл 3 1 0 1 2 7
2 комментария or Оставить комментарий
Так совпало что в один день вышли две статьи, написанные в разные дни. Кроме статьи в "Ведомостях" про рейтинги власти в вышла РБК статья о трех сценариях думских выборов-2016 (два основных + временное статус кво). http://www.rbcdaily.ru/politics/562949994783987
Ниже он авторская версяия статьи

Каким будет партийный расклад в 2016 году

Александр Кынев, политолог, руководитель региональных программ Фонда развития информационной политики

Постепенно с приближение федеральной кампании 2016 начинает появляться все больше разного качества прогнозов и исследований ожидающихся предвыборных раскладов. Все более активно готовятся к выборам и сами потенциальные участники. Одни партии демонстрируют тенденцию к развалу и исключению всех, кто воспринимается как оппонент партийному руководству, не взирая на свои рейтинги и электоральные позиции (так вытеснена из «Справедливой России» один из ее самых рейтинговых депутатов Оксана Дмитриева и ее сторонники, при этом именно Дмитриева обеспечивала эсерам значительную часть голосов Петербурга и близких к нему территорий). Другие пытаются сформировать коалиции между максимального широкими группами, так очевидно начат переговорный процесс между оппозиционными власти либерально ориетированными группами. Одним словом, система пришла в движение и эти подвижки будут продолжаться: неизбежны как новые уходы и расколы, так и новые союзы и проекты. Расколы - в первую очередь внутри т.н. «системных» партий, где внутренняя борьба за места в условиях уменьшения числа депутатов, избираемых по партспискам, должна обостряться. Именно эти расколы во многом предоставят строительный материал для новых проектов, помимо неизбежного появления новых кандидатов из тех, кто ранее не участвовал в выборах по разным причинам, и кого подняла политическая волна минувших лет (кого-то протестная в 2011/2012, кого то патриотическая в 2014/2015).
Однако, как представляется, все внутрипартийные анализы и мониторинги изменений электоральной географии партий на сегодня менее важны, чем ключевая стратегическая развилка, которая сегодня стоит перед властью и спровоцирована резкой активизацией дискурса воинственного патриотизма и милитаризацией массового создания вследствие пропагандистской кампании, связанной с украинским кризисом. Именно от данной развилки будет зависеть множество иных развилок и решений уже совсем другого уровня. Это вопрос о том, что будет ключевой темой электоральной мобилизации в 2016 и кто на этих выборах займет нишу главного радикального националиста. Если в условиях резко сместившегося в сторону агрессивного патриотизма и нетерпимости к инакомыслящим политического мейнстрима именно власть решит занять позиции максимального жесткого и непримиримого национализма, то тогда сам по себе подобный выбор будет обозначать максимальную жесткую мобилизацию админресурса, где для большинства кандидатов будет предлагаться лишь место в большом и едином фронте поддержки генеральной линии. Номинальным оппонентам в таких условиях остается или роль добровольного партнера-сателлита в границах резко очерченного электорального гетто, или роль подавляемого и уничтожаемого врага, которого, скорее всего вообще не допустят до выборов. В таком варианте, грубо говоря, остается одна большая партия или блок, ее крайне слабые сателлиты по образцу ГДР или иных стран Восточной Европы после Второй Мировой войны, которых в таких условиях может быть даже меньше чем нынешние три парламентские формально альтернативные партии, а также единичные депутаты от иных сил, которым все равно придется играть партнеров и союзников. В таких условиях в парламенте не может быть места ни для альтернативных националистов, ни тем более для либералов. Это сценарий зачистки и репрессий.
Второй сценарий предполагает, что власть занимает место в условном (хотя и сильно поправевшем и сместившемся в сторону агрессивного патриотизма) центре, при этом остается место и для более радикально настроенных патриотических групп. Этот сценарий может быть для власти добровольным, а может и вынужденным, если например, станет чрезмерной критическая масса разочарованных в действиях власти в отношении ДНР/ЛНР, и требующие более радикальной политики группы выйдут из под контроля. В этом случае для подобных групп можно потребоваться электоральная отдушина, играющая роль «выпуска пара». В этом случае власти может понадобиться более диверсифицированная система в парламенте, чтобы уравновесить радикалов другими группами, например либералами. При подобной схеме всех иных будут вынуждать ситуативно поддерживать власть, пугая наличием более опасных сценариев.
Теоретически возможен и статус кво, когда вроде бы ничего не меняется, а выборы словно пролонгируют нынешнюю ситуацию, лишь с существенным уменьшением долей иных игроков (как минимум, за счет уменьшения мест, отводящихся под партийные списки, так как по мажоритарным округам в подавляющем большинстве случае могу избираться только кандидаты с административной поддержкой). Однако он представляется временным и будет малореален при существенном росте протестных настроений, которые будут купироваться или «патриотическим единством» и борьбой с врагами по сценарию №1, или диверсификацией системы через попытку представить власть «малым злом» на фоне крайностей. Искусственно усилить вариант сценария статус кво можно через максимизацию распыления голосов на крайних флангах политического спектра. Грубо говоря, для раскола на либеральном фланге зарегистрировать все либеральные партии, а затем сделать так, чтобы они растащили голоса друг друга, также для взаимного ослабления поступить с левыми и националистами. Однако и в этом случае, как представляется, точка выбора между двумя основными сценариями будет лишь отодвинута во времени.
Зависит ли что нибудь в такой ситуации от самой оппозиции разных взглядов? Несомненно, хотя при сценарии №1 у нее останутся только выборы вариантов протеста. Не стоит забывать также, что система регистрации кандидатов на этих выборах будет сверхжесткой. По действующим пока правилам, выдвижение партией списка и кандидатов по мажоритарным округам не требует сбора подписей только в двух случаях Первый, то если на прошлых выборах Госдумы РФ список данной партии получил не менее 3% голосов. Второй случай, если список кандидатов партии был допущен к распределению депутатских мандатов в парламенте хотя бы одного региона страны действующего созыва. При этом эти правила могут еще ужесточиться: так как у РПР-ПАРНАС такой регион сейчас ровно один, то для исключения ПАРНАС ограничение могут поднять до менее двух или не менее трех регионов. Все иные партии для регистрации списка должны будут представить не менее 200 тысяч подписей избирателей, в мажоритарных округах для них требуются подписи не менее 3% избирателей округа, а если в избирательном округе менее 100 тысяч избирателей, - не менее 3 тысяч подписей избирателей. Очевидно, что выполнить такие требования будет возможно только при негласной политической команде.
Однако даже несмотря на позицию власти и ее враждебность или лояльность той иной партии, итоговая успешность каждой конкретной партии все равно будет зависеть от ее собственной адекватности и дееспособности, готовности реализовать имеющиеся возможности, объединять, а не раскалывать имеющиеся ресурсы. Наличие окна возможностей еще не означает, что ими сумеют воспользоваться. Не стоит забывать также о том, что взвешенное поведение сильных игроков, опирающихся на реальные общественные настроения, грамотно построенные стратегии, вынуждают власть идти на уступки, делать оговорки и нередко самой искать пути обхода ей же устроенных барьеров. Как уже было на выборах мэров Москвы и Екатеринбурга с Алексеем Навальным и Евгением Ройзманом соответственно. И наоборот, есть очевидная ловушка излишней системности. Можно быть лояльным, без проблем зарегистрироваться и получить в итоге полный провал, так как от лояльности голоса сама по себе не образуются, а при подсчете власть все равно помогает только сама себе. Считаются только с теми, за кем есть реальная электоральная сила, если она исчезает, то и самой власти подобный сателлит в итоге оказывается не нужен и постепенно он скатывается на роль все более слабую и второстепенную. Не исключено, что с кем-то из ныне системных игроков на предстоящих выборах это и произойдет.
Оставить комментарий

Написал для "Ведомостей" статью о мифологию про якобы "86%": откуда берутся подобные рейтинги и зачем они власти нужны. Авторское название статьи в бумажной версии газеты от 15 апреля 2015 "Вера в рейтинг" http://www.vedomosti.ru/opinion/articles/2015/04/15/reiting-lidera-kak-simvolicheskii-kapital-vlasti

Ниже полная авторская версия до редакционных сокращений:

Вера в рейтинг

Мы живем во время мифов и мемов, когда какое-то яркое и хлесткое выражение или характеристика, иногда случайные и почти всегда искажающие реальность, вдруг становятся неотъемлимой частью массовой культуры, и их начинают далее тиражировать, даже не пытаясь понять, а соответствуют ли эти мифы реальности.

Самый яркий пример последнего года – не проходит и недели, чтобы очередной социологический центр не выдал новости из серии «рейтинг президента обновил очередной максимум». Фраза про «86%» настолько массово вошла не только в официальный, но самое интересное, что и в оппозиционный обиход, что ее уже не пытаются не уточнять ни анализировать.

Никто не задается вопросом какова мотивация ответов, каков процент отказов отвечать (который в условиях информационного прессинга и запугивания вполне логично должен расти), и наконец, от чего вообще считается этот пресловутый процент в виде уже почти легендарных 85-86. По умолчанию в публичном дискурсе он преподносится, обсуждается и транслируется (журналисты так и пишут, «86% россиян») как процент от всего общества, что не может быть правдой ни по каким законам той же социологии. Если детально читать последние сводки того же «Левада-центра», то там указывается, что речь на самом деле о 54% от всех опрошенных, а 82% считаются лишь от тех, кто определился с выбором[1].

Но кто же это читает целиком – читают заголовки в огрубленных пересказах. Забавно, что на эти нюансы почти никто традиционно не обращает внимания.

Фактически дефицит лидерства, когда определяться больше не к кому, кроме привычных «думских старцев», преподносится как несомненное лидерство.

Читать дальше...Свернуть )

Оставить комментарий
версия для Forbes http://www.forbes.ru/mneniya-column/vertikal/258439-bez-oppozitsii-i-izbiratelei-kak-proidut-vybory-v-mosgordumu

Ниже полная оригинальная версия текста:


КАК ПРОЙДУТ ВЫБОРЫ МОСГОРДУМЫ

Мимикрия власти в «ярославском» стиле и недопуск оппозиции

Формально избирательная кампания по выборам депутатов МГД еще не стартовала, но ее основные контуры и технологии уже ясны. В совокупности они не сулят ничего хорошего: вместо относительно конкурентных выборов мэра в 2013 выборы-2014 пройдут по жесткому сценарию, когда имеющих реальные шансы оппозиционных кандидатов в большинстве округов в бюллетене просто не будет. Чрезмерной зарегулированностью предстоящей кампании и чудовищной системой регистрации кандидатов по мажоритарным округам власть очередной раз «с водой выплеснула ребенка», откровенно пожертвовав общественной легитимностью выборов в угоду своим страхам утраты контроля и нежелания иметь сколь-либо самостоятельную гордуму. Не вызывает сомнений, что во многом именно московскими интересами объясняется принятие драконовских поправок в федеральное законодательство, лишивших льгот при регистрации основную часть партий и повысивших в шесть раз требуемое при регистрации число подписей с 0,5% до 3% от числа избирателей соответствующего округа. В результате в абсолютном большинстве округов избирательная кампания будет фактически носить откровенно имитационный характер и уже сейчас очевидно, что главной проблемой подобной кампании станет отсутствие интриги и как следствие, интереса избирателей и низкая явка на выборах. В итоге власть получит послушную, но не имеющую никакого авторитета в глазах москвичей Мосгордуму. Что же является основными слагаемыми стратегии власти на предстоящих выборах?

Слагаемое №1: мимикрия власти

Кандидаты власти, стараясь избежать антрейтинга «Единой Росии», на выборы пойдут, мимикрируя под «независимых общественников» в виде участников проекта «Гражданская инициатива «Моя Москва». Впрочем, если эта мимикрия кого и обманет, то самую наивную часть избирателей и в реальности привлечет тех же конформистов, которые обычно поддерживают провластных кандидатов. Фактически это не что иное, как модифицированные праймериз «Единой России», на участки голосования в которых 8 июня теоретически может прийти любой желающий. Впрочем, консолидированное голосование актива районных управ не оставляет никаких сомнений, что «народными» кандидатами станут именно те, кто заранее одобрен. Хоть немного разбирающиеся в политике москвичи не могли не заметить, что агитация проекта и его базовых кандидатов очевидно размещается при административном содействии, освещают его московские провластные медиа (телеканалы «Москва-24» и ТВЦ, газета «Московская правда»).

Если зайти изучить состав участников проекта, то там уже и само городское отделение партии «Единая Россия» вместе с традиционным пулом провластных общественных организаций (профсоюзы работников здравоохранения и работников народного образования, комитет ветеранов войны, общество глухих, общество слепых, конфедерация промышленников и предпринимателей и т.д.), из которых власть сама при себе постоянно формирует разные «общественные советы», «общественные палаты» и тому подобное. Здесь же та самая Ассоциация «Совет муниципальных образований» Москвы (АМОМ), который в 2013 распределял подписи провластных депутатов среди кандидатов в мэры, которым их не хватало. Тут же Московская Федерация профсоюзов, Московская ТПП, Московский союз ветеранов Афганистана – в общем, весь «городской актив» в сборе. Нашлось место и Российскому общественному институту избирательного права (РОИИП), председателем совета которого является бывший член Центризбиркома РФ Игорь Борисов, один из основных публичных пропагандистов и защитников «выборов» в стиле «суверенной демократии».

То, что делает московская власть, не является новой технологией. Показательно, что под точно таким же лозунгом «Дело в людях!» власти проводили похожие «праймериз» на скандальных выборах в Ярославской области, где в ходе кампании был арестован ключевой оппонент местной «Единой России» мэр Ярославля Евгений Урлашов, а списку его сторонников «Гражданской платформе» отказали в регистрации. Причем сторонники Урлашова тогда отвечали местным единороссамна своих плакатах: «Дело в партии!». По неподтвержденным данным именно ярославские технологи сейчас принимают прямое участие в московской кампании.

В разных регионах эта мимикрия (или иначе «маскировочные» технологии) приобретали разное название, но и обычно с приставкой «народный».

Читать дальше...Свернуть )

2 комментария or Оставить комментарий
Копирую это исторический по смелости и твердости поступка редакции текст полностью пока новый "эффективный менеджер" - назначенец из Кремля пост не убрал. Как благодарный читатель
благодарю Ленту ру за то, что она показала за эти годы образец качества интернет-журналистики. Удачи вам всем и низкий поклон

Дорогим читателям от дорогой редакции

Дорогие читатели!

Сегодня, 12 марта, собственник компании «Афиша-Рамблер-SUP» Александр Мамут уволил главного редактора «Ленты.ру» Галину Тимченко. Новым главным редактором назначен Алексей Гореславский — заместитель генерального директора по внешним коммуникациям.

К сожалению, это не штатная рокировка, поэтому требуются некоторые пояснения. Мы считаем, что это назначение является прямым давлением на редакцию «Ленты.ру». Увольнение независимого главного редактора и назначение управляемого, в том числе напрямую из кремлевских кабинетов, человека — это уже нарушение закона о СМИ, говорящего о недопустимости цензуры.

За последние пару лет пространство свободной журналистики в России драматически уменьшилось. Одни издания напрямую управляются из Кремля, другие — через кураторов, третьи — редакторами, которые боятся потерять работу. Некоторые СМИ закрылись, иные закроются в ближайшие месяцы. Беда не в том, что нам негде работать. Беда в том, что вам, кажется, больше нечего читать.

Мы, безусловно, предполагали, что придут и за нами.

Мы верим, что это не навсегда. В любом случае вы, дорогие читатели, должны об этом знать.

Надеемся, что до скорых встреч.

Ваша дорогая редакция.

Андрей Козенко, специальный корреспондент
Игорь Белкин, продюсер отдела новых медиа
Тимур Карпов, фоторедактор
Надежда Вайнер, редактор рубрики «Игры»
Ольга Осипова, фоторедактор
Александр Ратников, редактор рубрики «Экономика»
Лена Аверьянова, редактор рубрики «Из жизни»
Владимир Цыбульский, редактор рубрики «Россия»
Нелли Алексанян, управляющий редактор
Анна Козырева, редактор рубрики Б.СССР
Денис Дмитриев, аналитик
Ирина Рябова, редактор рубрики «Экономика»
Антон Ключкин, начальник рубрики «Россия»
Павел Борисов, редактор
Татьяна Борцова (Зверинцева), редактор рубрики «Россия»
Илья Азар, специальный корреспондент
Светлана Рейтер, специальный корреспондент
Даниил Туровский, специальный корреспондент
Дмитрий Мигунов, редактор рубрики «Экономика»
Дарья Еремина, редактор рубрики «Мир»
Григорий Левченко, редактор
Александр Филимонов, выпускающий редактор
Константин Бенюмов, начальник рубрики «Интернет и СМИ»
Дмитрий Иванов, руководитель отдела текстового контроля
Светлана Чистякова, редактор рубрики «Наука и техника»
Денис Слепов, видеоспецкор
Михаил Зеленский, редактор рубрики «Россия»
Петр Бологов, начальник рубрики Б.СССР
Мария Мягкова, руководитель проекта «Дом.Лента.ру»
Анастасия Хартулари, менеджер проектов
Виктор Степанов, редактор рубрики «Интернет и СМИ»
Александр Ершов, редактор рубрики «Наука и техника»
Валентин Маков, редактор рубрики «Мир»
Александр Поливанов, начальник рубрики «Экономика»
Игорь Петрушов, редактор группы выпуска
Мария Новикова, редактор отдела текстового контроля
Сергей Козловский, редактор рубрики «Экономика»
Саша Зеркалева, редактор рубрики «Культура»
Дмитрий Данилов, редактор проекта «Дом.Лента.ру»
Алексей Пономарев, старший редактор
Елизавета Сурганова, редактор рубрики «Интернет и СМИ»
Андрей Коняев, начальник рубрики «Наука и техника»
Василий Сычев, редактор рубрики «Наука и техника»
Павел Бедняков, управляющий бильд-редактор
Анастасия Головенченко, руководитель службы фото/мультимедиа
Андрей Мельников, начальник рубрики «Спорт»
Александр Артемьев, заместитель начальника отдела специальных корреспондентов
Андрей Кузнецов, руководитель рубрики «Культура»
Ярослав Загорец, руководитель проекта «Мотор»
Людмила Лягушкина, редактор рубрики «Мир»
Заур Абасмирзоев, технический директор
Ксения Гохгут, менеджер технического отдела
Константин Савельев, ведущий разработчик
Всеволод Ромашов, разработчик
Алексей Курепин, разработчик
Александр Клейменов, разработчик
Леонид Калманкин, системный программист
Дмитрий Бодунов, системный администратор
Константин Герман, системный администратор
Дмитрий Кузнецов, веб-технолог
Егор Фирсов, веб-технолог
Александр Гладких, арт-директор
Александр Широков, веб-дизайнер
Дмитрий Томилов, заместитель главного редактора
Иван Колпаков, начальник отдела специальных корреспондентов
Анна Попова, редактор рубрики «Россия»
Иван Яковина, редактор рубрики «Мир»
Кирилл Головастиков, редактор рубрики «Культура»
Алексей Гапеев, выпускающий редактор, начальник блока оперативной информации
Александр Амзин, аналитик
Лена Березина, руководитель административного отдела
Оксана Мочалова, офис-менеджер
Павел Хлюпин, редактор
Татьяна Ершова, руководитель рубрики «Культура»
Сергей Оболонков, редактор
Михаил Цымбал, главный редактор проекта «Мотор»
Влад Клепач, редактор проекта «Мотор»
Игорь Курушин, фоторедактор
Ефим Репин, выпускающий редактор проекта «Мотор»

http://lenta.ru/info/posts/statement/

Оставить комментарий
http://slon.ru/russia/oppozitsiya_na_vyborakh_v_mgd_varianty_sotrudnichestva-1059471.xhtml

Выборы в Москве 20.02.2014, 17:10

Slon.ru
Оппозиция на выборах в МГД: варианты сотрудничества

Есть ли шанс создать в Москве единый фронт противостояния кандидатам от партии власти •
Подробнее на Slon.ru

Оппозиция на выборах в МГД: варианты сотрудничества Иллюстрация: Джон Беркли
Приближение выборов в МГД делает все более острой тему межпартийного и межкомандного сотрудничества. Пока успехи на этом фронте довольно скромны: представители ряда партий (КПРФ, «Справедливая Россия», Альянс зеленых и социал-демократов, «Правое дело», «Гражданская инициатива» и «Демократический выбор») подписали на Форуме политических сил коммюнике о сотрудничестве на сентябрьских выборах в Мосгордуму. Несмотря на его общий характер, очевидны два ключевых направления взаимодействия на выборах разного вида лояльности оппозиционеров: координация в агитации и электоральном контроле и согласование самих кандидатов (о последнем прямой речи в коммюнике нет, но тема всеми участниками активно обсуждается).

Партия «Гражданская платформа» направила на форум лишь наблюдателей, поскольку до созыва форума предложила собственное «соглашение о ненападении». В ответ на энтузиазм самих участников данного соглашения, как обычно, различные прокремлевские представители, с одной стороны, и некоторые радикальные оппозиционеры, с другой, заявили, что форум провалился, является «пустышкой» и вообще никакое сотрудничество невозможно и ни к чему не приведет, как критиковали друг друга, так и будут критиковать.

Несколько ранее заявочный список кандидатов опубликовала РПР-ПАРНАС. Список также фактически является коалиционным: в нем есть члены незарегистрированных пока Партии прогресса («партия Навального») и партии «5 декабря», а также беспартийные гражданские активисты.

При этом сами мажоритарные выборы по системе относительного большинства ставят успех на выборах в самую прямую зависимость от умения консолидировать свой электорат: скорее всего, в большинстве округов ставленники администрации будут идти единым фронтом, а раздробленность оппозиции на этом фоне будет изначально работать против нее. Вероятно, будут и округа, где разные части властных элит могут поддержать разных кандидатов (такое бывало на выборах в МГД в 1997, 2001 и даже в 2005 году), но вряд ли таких округов с шансами на раскол админресурса будет много.

Как опыт выборов, так и анализ самой политико-электоральной ситуации в Москве говорят о том, что, невзирая на все рассуждения скептиков и пропагандистов, сотрудничество на выборах разных оппозиционных партий и команд не просто возможно, но и необходимо для взаимного успеха. Какими могут быть его формы?

Агитационная координация

Наиболее реально добиться координации в агитационной деятельности, и если это удастся, то это уже будет большое достижение. Де-факто осуществлявшийся на выборах в Госдуму-2011 агитационный нейтралитет в отношении критики друг друга рядом партий, несомненно, был одним из факторов общего достойного выступления тогда легальной оппозиции. При этом в агитматериалах и «Справедливой России», и КПРФ, и ЛДПР на местах нередко присутствовало словосочетание «партия жуликов и воров», что явно отсылало к параллельной общественной кампании «голосуй за любую другую партию», которую организовывал Алексей Навальный.

Взаимная, часто переходящая грани разумного критика оппонентами власти друг друга ведет к тому, что в глазах протестно настроенных избирателей дискредитируется вся оппозиция в целом, создается ощущение, что «голосовать не за кого». Результат: явка на выборы оппозиционно настроенных избирателей снижается, растет доля поддерживающих власть конформистов и административно зависимых. Можно также добавить, что, создавая в глазах избирателей образ конструктивной политической силы, оппозиция может в результате получить и часть голосов умеренных избирателей.

Тем более разумна координация усилий в день выборов по организации электорального контроля: делить оппозиции в день выборов друг с другом точно нечего, а если будут махинации в пользу кандидатов власти, то пострадает вся оппозиция вместе. Бороться с нарушениями на участке гораздо легче нескольким сотрудничающим друг с другом наблюдателям, чем в одиночку.

Согласование кандидатов

Если агитационная координация представляется наиболее реальной с точки зрения ее достижения, то согласование списков кандидатов по округам создает массу сложностей самого разного рода. И любые существующие варианты механизмов таких согласований имеют плюсы и минусы.

Для начала: согласование кандидатов может идти в двух разных плоскостях. Во-первых, среди идеологически близких кандидатов (например, когда у одной и той же силы несколько кандидатов); во-вторых, между разными партиями (командами) в виде «раздела округов».

Что касается идеологически близких кандидатов, то здесь в выборе того, кого выдвигать, есть определенная ловушка. Многие идеологизируют и мифологизируют роль различных мероприятий типа праймериз (голосований сторонников или членов партий). С одной стороны, для сплочения организации они полезны, но с другой – мнение фанатов, внутрипартийных радикалов может быть не самым электорально удачным. Проще говоря, кандидат, наиболее близкий жестко идеологизированной публике, может оказаться менее избираем, чем более умеренный кандидат. Известна многолетняя разница различных голосований в интернете в России с реальными итогами выборов, что объясняется нерепрезентативностью интернет-голосований.

На выборах мэра Омска в 2012 году интернет-голосование по определению кандидата от демократической оппозиции выиграл блогер Илья Варламов, но он оказался даже не в состоянии собрать подписи в свою поддержку. Мировая история знает примеры, когда во внутрипартийных голосованиях побеждали менее избираемые кандидаты, которые затем проигрывали собственно выборы. Поэтому при принятии окончательных решений должен учитываться комплекс факторов: социологическая и экспертная оценка шансов кандидатов, наличие у них различных ресурсов (в том числе финансовых и организационных), харизмы и возможностей для раскрутки. Поэтому различные внутрипартийные выборы однозначно полезны, когда речь идет собственно о партийном руководстве, принятии ключевых решений о позициях партии, но могут оказаться не самым лучшим способом выбора кандидата.

Что касается раздела округов между кандидатами разных партий, то здесь в наших условиях сложностей еще больше, как технических, так и юридических. Ключевой вопрос: кто будет определять решение и на основании каких критериев? Эти процедуры должны давать максимально возможный репрезентативный результат и вызывать общее доверие всех участников соглашения. Однако большой вопрос, есть ли социологическая служба, не просто способная провести опросы во всех 45 округах, но чтобы с результатами этих опросов согласились все участники. То же самое касается экспертных оценок (если, например, создать совет из экспертов, предварительно пользующихся уважением сторон), и уж заведомо непригодны по описанным выше причинам интернет-голосования. Возможно принятие решений неким коллегиальным совещательным органом, но нет никаких гарантий, что он будет выбирать наиболее избираемых, а не наиболее кому-то близких.

Еще больше проблем юридических, связанных, в частности, со сроками принятия решений. Юридически удобнее провести некие публичные процедуры по выбору кандидатов (если они вообще будут) до официального старта кампании, чтобы участников не обвинили в незаконной агитационной деятельности (агитматериалами можно признать любые рекламные носители праймериз и даже сами урны, если на них будет некий текст и символика). В подобную ловушку попали устроители оппозиционных праймериз на выборах мэра Красноярска в 2012 году: избирательная комиссия вполне юридически корректно сочла праймериз незаконной агитацией, которую неясно, кто должен оплачивать. Однако рейтинги вещь подвижная, и оценивать их нужно в динамике, шансы кандидатов наиболее очевидны ближе к финишу кампании. И хотя юридически удобнее проводить публичные процедуры до начала кампании, полезнее проводить их уже ближе к дню голосования.

Кроме того, слишком ранний выбор базового оппозиционного кандидата, с большой вероятностью, чреват тем, что его просто могут снять с выборов или вообще не зарегистрировать. Поэтому имеет смысл регистрировать нескольких кандидатов, часть которых ближе к выборам снимет свои кандидатуры в пользу «базового». В этом варианте тоже есть риск, так как «аппетит приходит во время еды», и часть кандидатов может отказаться исполнить соглашение, веря в свои личные шансы под давлением своих часто неадекватных и думающих лишь о гонорарах команд (или будучи коррумпированной властью), но вряд ли это затронет все округа. Так, в уже упомянутом Красноярске в 2012 году КПРФ приняла решение снять своего кандидата в мэры М. Осколкова, но он отказался это решение исполнить, поднял публичный скандал и полностью провалился на выборах, лишив себя шансов на продолжение политической карьеры.

Преодолеть болгарку

Учитывая организационные и юридическое сложности сотрудничества в рамках «больших» коалиций в общемосковском формате, даже если из этого ничего не выйдет, с точки зрения согласования кандидатов в качестве программы-минимум наиболее реально на практике достижение точечных соглашений между партиями по конкретным округам, в случае выдвижения кандидата с очевидно бесспорными шансами. Проще говоря, партия А в ряде округов снимает кандидатов в пользу партии Б. При этом явно будут округа, по которым договориться не получится (это может касаться кандидатов с примерно равными шансами или округов с символическими или важными с точки зрения внутренней ситуации в той или иной партии кандидатами).

Важно понимать, что, скорее всего, всеобъемлющая оппозиционная коалиция малореальна (уже упоминавшийся Форум политических сил затрагивает только часть партий), широта ее может быть разной. Можно представить, насколько психологически не просто РПР-ПАРНАС или Партии прогресса будет заключать какое-либо публичное соглашение, например, со «Справедливой Россией» после истории с болгаркой. Однако несомненно, что и у эсеров в ряде округов могут пойти вполне достойные и сильные кандидаты и что если «преодолеть болгарку» получится, то это будет говорить лишь о том, что кандидаты демонстрируют умение прощать ошибки и глупости и ставить стратегические цели выше недавних обид. Ряд проблемных направлений сотрудничества можно легко продолжить. Наверное, по причинам идеологических разногласий не просто будет договориться КПРФ и «Гражданской платформе», всем будет сложно договориться с «Яблоком».

Кто-то из партий наверняка демонстративно не пойдет ни в какие соглашения по понятным причинам сотрудничества с властью. Несомненно, что власть будет активно регистрировать кандидатов-спойлеров и любым путем стимулировать конкретные партии не входить ни в какие соглашения, возможно, обещая выделить один-два округа взамен или предлагая иные варианты сотрудничества.

Однако те, кто в итоге сможет создать предвыборный союз, улучшат шансы своих кандидатов в округах, получив какую-то часть поддержки от привычных в иных условиях оппонентов. В конце концов, все реальные оппоненты власти одинаково заинтересованы в том, чтобы условия политической жизни в Москве были честными и справедливыми. Спорить об оттенках взглядов можно начать потом, для начала нужно добиться права влиять на принимаемые в городе решения. Права, которого москвичей много лет стараются лишить по максимуму
Оставить комментарий
СМИ сообщают о деталях проекта "реформы": бесправные нижестоящие советы, верхние советы  путем делегирования, насколько известно доля органов госвласти в конкурсных комиссиях при выборах сити-менеджеров тоже повысится с 30% до 50% (то есть это станет окончательным назначением и вступит в полное очевидное противоречие со законом и конституцией). При этом формально отнимать статус муниципалитетов они боятся: оценили перспективу тысяч референдумов и неизбежности хаоса переоформления имущества и обязательств. Но и без этого их проект чудовищен и фактически является уничтожением МСУ, превращением фактически их в декоративные совещательные органы. Они еще не наелись последствиями отмены выборности губернаторов? Получат с одной стороны полную деперсонификацию местной власти со всеми вытекающими последствиями, о чем я уже писал в Forbes ru, при одновременном уничтожении противовесов губернатора, которые станут настоящими феодальными князьями с абсолютной властью. Кто им голоса будет на выборах собирать (если речь конечно о выборах а не тотальной фальсификации, чем видимо все и закончится при такой системе) - серые, не пользующиеся поддержкой реальных жителей клерки? Кто в случае кризиса будет выходить с людьми общаться? Господин Тимченко производит идеи одна вредоноснее другой. Правильнее назвать это - Всероссийский Совет по Уничтожению местного самоуправления (ВСУМС). И как же слова Путина что мэров надо избирать?

Народовластие районного масштаба

Модель реформы для крупных городов и сельских районов определена: население сможет выбирать только депутатов поселений и внутригородских территорий

Модели ИСЭПИ
ИСЭПИ предлагал упразднение двухуровневой системы местного самоуправления, переподчинение верхнего (районного и общегородского в крупных городах) уровня региональным властям с сохранением самоуправления на уровне поселений и внутригородских районов. Другая модель — создание городских агломераций с сохранением самоуправления на уровне вошедших в них поселений.

Рабочая группа, готовящая по поручению Владимира Путина предложения о реформе местного самоуправления подведет сегодня промежуточные итоги, рассказал «Ведомостям» ее руководитель, председатель Всероссийского совета местного самоуправления (ВСМС) Вячеслав Тимченко: 800 предложений из регионов будут сгруппированы и направлены президенту. Обсуждение продолжится, но уже возникло понимание, как должна быть устроена система местного самоуправления. «Ведомостям» удалось ознакомиться с предложениями ВСМС.

Внутригородские территории крупных городов (прежде всего те 67, где уже есть деление на районы) станут муниципальными районами городского округа. Горожане напрямую выбирают советы депутатов этих районов, а из их состава делегируются представители в гордуму. Та на паритетных началах с областной властью формирует конкурсную комиссию, которая отбирает кандидатов в сити-менеджеры. Главу города депутаты гордумы выбирают из своего числа. Детали этих процедур устанавливаются в региональных и местных законах.

В муниципальных районах областей предлагаются аналогичные схемы (похожие на те, что уже применяются в Тульской и Ивановской областях): напрямую выбираются глава поселения и депутаты, из числа которых формируется районный совет, который совместно с губернатором выбирает главу администрации района.

Думы небольших городов и впредь будут выбираться напрямую, но надо установить оптимальное число депутатов в зависимости от числа горожан (например, на 5000 человек один депутат), чтобы население знало своих избранников, поясняет Тимченко. А от прямых выборов мэра все же лучше уйти и там, сформировав власть так же, как и в крупном городе (на паритете с губернатором).

У предложений ВСМС есть сходство со второй моделью реформы близкого к Кремлю фонда Дмитрия Бадовского ИСЭПИ (см. врез), но есть важное различие: государственную власть не распространят на уровень городов и муниципальных районов, там останется местное самоуправление. По словам человека, близкого к администрации президента, институт Бадовского только задал векторы дискуссии, но по ее предварительным итогам видно, что есть много общего с тем, что предлагает ВСМС. Решение о реформировании МСУ именно таким образом Кремлем принято, говорил ранее «Ведомостям» депутат Госдумы Дмитрий Гудков. Источник «Ведомостей», близкий к руководству ВСМС, это подтверждает.

Похожий пилотный проект сейчас реализуется в Волгограде: горожанам предстоит избрать районные общественные думы. Проект находится в русле предложений ИСЭПИ, интерес горожан к проекту очень высок, отметил его куратор Николай Миронов из Института приоритетных региональных проектов.

Цель властей, по мнению политолога Александра Кынева, — деперсонализация политики, но результатом будет управленческий хаос; повсюду уже есть избранные органы власти с разными сроками полномочий, попытка инициировать их массовый самороспуск приведет к скандалам и искам



Читайте далее: http://www.vedomosti.ru/newspaper/article/627371/narodovlastie-rajonnogo-masshtaba#ixzz2to8Jj5Fh
Оставить комментарий
http://slon.ru/russia/posle_raskola_chto_budet_s_parnasom_i_ryzhkovym-1054750.xhtml
После раскола: что будет с ПАРНАС и Рыжковым После раскола: что будет с ПАРНАС и Рыжковым

Закроют ли партию и насколько плохо соглашательство •
Подробнее на Slon.ru

Сопредседатель Партии народной свободы Владимир Рыжков. Фото: ИТАР-ТАСС / Интерпресс / Сергей Вдовин
Скандал вокруг выхода Владимира Рыжкова из РПР-ПАРНАС сразу вызвал множество кривотолков, провокаций, стремления самых разных политиков, технологов или журналистов использовать его как повод лишний раз наехать на тех или иных лично ими не любимых политических персонажей и по возможности нанести им политический ущерб. Значительная часть этих рассуждений построена, во-первых, на незнании партийного законодательства, а во-вторых, на определенных мифах и мифологизации (демонизации) оппонентов и попытках примитивизировать происходящее, представив его непременно как чей-то заговор, преувеличив роль какого-то одного фактора. Для одних это «расчехление соглашателя Рыжкова», для других – «неджентльменское вытеснение Рыжкова из его собственной партии непорядочными партнерами, которых он сам когда-то пригласил». Итак, давайте по пунктам разберемся, что же случилось и что в дальнейшем может произойти по итогам конфликта с каждым из участников.

Причины происходящего
Нужно отчетливо понимать: произошедшее – кумулятивный результат ряда факторов. Все участники происходящего давно в политике и осознают личные репутационные риски подобных историй в результате действий как фанатов бывших союзников, так и давних противников ПАРНАС, для которых любой скандал – это повод как минимум для диффамации, как максимум – для юридических претензий. Поэтому в происходящем в равной степени присутствуют внешние и внутренние причины.

Во-первых, несомненно, отношения лидеров партии никогда не были гладкими и не могли ими быть, учитывая как разный политический темперамент, разные окружения и команды основных лидеров, так и вполне понятные личные амбиции каждого. Не может быть политического лидера без амбиций по определению, а особенно в партии, ориентированной на либеральные ценности. Либеральным партиям всегда особенно сложно удерживать сложносоставные команды именно по причине доминирования ценностей индивидуализма и личной свободы, максимальной личной непохожести (не зря же принято шутить про то, что где «два юриста – три мнения») – не принято среди либералов ходить строем, либеральные партии почти всегда кадровые, а не массовые, в отличие от левых партий.
Неудивительно, что именно среди либералов всегда наиболее сложно формировались любые коалиции.

Во-вторых, очевидна глубокая неуверенность в политической и экономической элите в целом в отношении того, как в дальнейшем будет развиваться политическая и экономическая ситуация в стране и как себя в этих условиях поведет власть. Или это будут попытки «управляемой демократизации в рамках дозволенного», или новый этап закручивания гаек, или ставка на отложенный на некоторую временную дистанцию коллапс и неизбежность формирования принципиально новой политической системы. Неопределенность будущего еще больше усиливает разногласия в отношении того, что делать. И здесь конфликты разных по степени радикальности подходов вполне понятны.

В-третьих, одновременно с этим власть стремилась и стремится максимально контролировать политическую систему и, конечно же, пользуется внутренними противоречиями в самой оппозиции, периодически подыгрывая кому-то, играя на амбициях и стравливая оппонентов другом с другом.

Мифы и реальность
Помимо отмеченных дополняющих друг друга причин происходящего, есть еще ряд связанных с ним мифов и стереотипов.
Читать дальше...Свернуть )
1 комментарий or Оставить комментарий
Текст вышел сегодня на Forbes после ссылки ниже оригинальная полная версия до редактуры
Forbes

Дума-2016: худший закон о выборах за 25 лет

Госдума готовится принять во втором, и видимо почти сразу же в третьем чтении многострадальный законопроект о собственных выборах, несколько раз менявший концепцию. Напомним, первый раз о новом законе в своем президентском послании говорил в декабре 2011 Дмитрий Медведев, он так нечетко упомянул «пропорциональное представительство по 225 округам», что трактовка сказанного менялась несколько раз.

Читать далее



Антиреформа в действии: система регистрации одномандатников станет худшей с 1989

Госдума готовится принять во втором, и видимо практически сразу же в третьем чтении многострадальный законопроект о собственных выборах, несколько раз менявший концепцию. Напомним, первый раз о новом законе в своем последнем президентском послании говорил в декабре 2011 Дмитрий Медведев, который выразился настолько нечетко про « пропорциональное представительство по 225 округам», что несколько месяцев трактовка послания менялась несколько раз, от возможной биноминальной системы к смешанной, внесенный же законопроект предусматривал сохранение системы пропорциональной, но с излишне сложной структурой списков и крайне громоздкой и запутанной системой распределения мандатов. Внесенный в Госдуму законопроект не понравился некому и тихо скончался в думских кулуарах. Затем в своем послании Владимир Путин заявил о том, что система будет смешанная, после чего был внесен новый законопроект, который весной 2013 приняли в первом чтении, а потом все никак не могли договориться о правилах этой самой смешанной системы, в первую очередь о барьерах допуска.

В конечном счете власть и «системная оппозиция» согласовали поправки, означающие, что фактически право на участие в выборах получат только старые думские партии, плюс партии, получившие на выборах Госдумы РФ более 3% голосов (то есть «Яблоко»), плюс партии, представленные депутатами по партспискам хотя бы в одном региональном парламенте (плюс еще 7 партий, большинство из которых на федеральном уровне является спойлерами: «Родина», Российская партия пенсионеров за справедливость, «Правое дело», «Гражданская платформа», РПР—ПАРНАС, «Патриоты России» и «Коммунисты России»). Таким образом, примерных «наиболее вероятных» участников будущих федеральных выборов 12 (число удивительно близкое к числу партийных списков, участвовавших в выборах-2007, тогда их было после зачистки партийной системы 11). Именно они получают льготы и при регистрации партсписков и при регистрации одномандатников.

Остальным предлагается для регистрации собирать подписи при сохранении всей сложившей варварской системы их проверки, когда при желании можно забраковать любую подпись либо как технический брак (предравшись к нечетко прописанной букве или помарке), либо признав недостоверной по заключению экспертов, которые при одной необходимости бракуют подписные листы пачками, а при другой необходимости ничего не замечают. Кстати, фальшивая подпись технически обычно всегда выполнена лучше чем живая, со всеми описками, ошибками и другими последствиями плохого почерка, неудобного места заполнения подписного листа и т.д. Остальные партии по этому законопроекту для регистрации списков собирают 200 тысяч подписей, независимые одномандатники и представители партий, незарегистрировавших партсписки, по 3% от числа избирателей соответствующего избирательного округа (при 225 округах в большинстве регионов это будет около 14 тысяч подписей).

Фактически это означает возвращение в несколько модифицированном виде прежней системы ограниченной конкуренции и управляемой партийности 2000-х, когда в ручном режиме через фактический контроль над партиями и ограничение их числа власть пыталась дирижировать выборами и составом депутатского корпуса. Разница лишь в том, что несколько увеличено лично партий-льготников (за счет того, что прежний список «думских старцев» разбавляют запущенными в систему спойлерами, некоторых из которых при определенном желании могут использовать в дальнейшем для замены партий, ныне в думе заседающих). Остальным же вроде как разрешают существовать (по всяком случае, пока), однако система регистрации их кандидатов на федеральных выборах становится де-факто запретительной, а возможности участия в выборах региональных и местных одновременно сокращаются за счет уменьшения применения пропорциональной системы. Можно не сомневаться что и регистрация кандидатов на региональных и местных выборах вскоре тоже усложнится. Мажоритарная же часть Госдумы в таких условиях превращается, по сути, в выборы для кандидатов тех же партий, что и по спискам, куда других будут запускать только в случае когда власти это нужно (разбавляя выборы или дополнительным кандидатом-спойлером, или, в случае необходимости в том или ином регионе, выдвигая кандидата от власти под видом самовыдвиженца). Круг спирали, начавшийся в декабре 2011, замкнулся новым витком при смене отдельных технологий, но с возвращением к запретительно-манипулятивному характеру выборов.

Если кто забыл: при регистрации на выборах в Госдуму по одномандатным округам ранее, когда округа существовали, требовались подписи 1% избирателей, что уже было завышенным показателем и при упомянутых сверхжестких требованиях к выбраковке подписей даже по техническим основаниям и неизбежно вело к значительной доле фальсификации подписей. На региональных выборах был законодательный потолок не более 2% подписей, многие регионы имели нормы про 1%, а некоторые итого меньше. После декабря 2011 года для регистрации независимых кандидатов минимальное число подписей на региональных и местных выборах сократили до 0,5% (все зарегистрированные партии, как известно, одновременно получили тогда льготы). Однако и после этого число отказов при регистрации кандидатов осталось внушительным: напомним, что по мажоритарным округам на выборах заксобраний 2012 отсев между выдвижением и днем выборов составлял 11%, отсев среди партийных выдвиженцев – 4%, а среди самовыдвиженцев – 40%. На выборах сентября 2013 общий отсев ко днбю выборов вырос до 17,88% выдвинутых кандидатов, среди самовыдвиженцев отсев составил 58,5%, среди кандидатов, выдвинутых партиями, 9,77%. Количество подписей вроде сократилось, но их продолжали нещадно браковать, уже не говоря о иных основаниях для отказа (претензии к оформлению различных справок и бесчисленных, постоянно множащихся форм).

Ставить же барьер в 3% подписей при регистрации кандидатов в Госдуму РФ это значит делать его заведомо непреодолимым честным путем. Более худших условий регистрации кандидатов по округам в стране не было со времен перестройки. Собрать такое число подписей за сжатый временной период невозможно (чтобы сдать 14 тысяч подписей, фактически надо собрать 20-21 тысячу, так как часть уйдет в брак уже при внутренней проверке в штабе самого кандидата). Зарегистрироваться кандидатов при такой системе можно только путем «политических решений» в режиме ручного неформального управления, когда по кому-то просто дается команда «допустить». Важно понимать: объективно условия для сбора подписей в России ухудшались все 1990-е и 2000-е и продолжают ухудшаться дальше: тотальная домофонизация, кодовые замки, консьержки, охрана и т.д. География этих ухудшений, начинавшаяся в крупных городах, постоянно расширяется, дополняется это общим недоверием граждан к политической системе и всем партиям и кандидатам как таковым. Причем власть постоянно работает на усиление этого недоверия, стремясь дискредитировать любых оппонентов и избежать появления среди них кого-то электорально привлекательного, насколько это возможно «подсушить» (или подморозить – кому как больше нравится) конкуренцию, чтобы никакого желания у самостоятельно мыслящего избирателя приходить на участки не было, а выборы обеспечивались явкой конформистов и административно и социально зависимого электората, а также фальсификациями.

Согласно данным СМИ для регионов, где меньше 100 тысяч избирателей, предлагается планка в не менее чем 3 тысячи подписей. Для справки: например, в Ненецком АО около 30 тысяч, на Чукотке около 35 тысяч. Это означает, что в Ненецком АО будет требоваться собрать уже не 3%, а еще более фантастические 10%.

Через подобное ужесточение мы наблюдаем финальный аккорд спектакля, начавшегося в конце 2011, когда систему регистрации кандидатов и партий изначально постарались смягчить до абсурда, сознательно наводнив затем выборы явно несерьезными партиями и кандидатами с тем, чтобы оправдать затем новое закручивание гаек «по многочисленным просьбам».

Что будет дальше?

Во-первых, новый вектор ужесточения регистрации кандидатов, неизбежно приведет к сжатию легального политического поля и сокращению конкуренции. В свое время управляемая партийность тоже не сразу возникла после принятия закона 2001 года, в 2004 году число зарегистрированных партий даже достигало 46, потом последовало новое ужесточение правил их регистрации. Вскоре партий стало 36, потом 19, потом 15, потом 11, потом 7. Даже льгота для партий, представленных в региональных парламентах по партспискам, явление с временным эффектом, так как «закон Клишаса» одновременно снижает саму долю депутатов по партспискам и лишает партии стимула к деятельности. Его эффект проявится не сразу и на это понадобится несколько лет: число условных льготников начнет сокращаться, а число тех, кому участвовать в выборах фактически запрещено, расти. Возможно, и сами условия получения «льгот» при регистрации ухудшатся.

Это означает, что через некоторое время система придет ровно к тому же, с чем изначально боролась: возвращению стратегии «голосуй за любую другую партию (кандидата)».

Во-вторых, усилится обработка партий-«льготников» и стремление усилить контроль даже над теми из них, над кем еще такого контроля нет. Происходящее с РПР-ПАРНАС в этом смысле вполне показательно.

В-третьих, о чем уже много раз говорилось, никакие барьеры и цензы не спасут системные партии от спойлеров, так как их регистрация зависит лишь от желания власти в условиях двойных стандартов правоприменения. Когда власть заинтересована в регистрации некой партии или кандидата, то может быть подтверждена почти любая нужная по закону численность или число подписей и лишь недопуск «ненужных» и «неправильных» существенно облегчится.

В-четвертых, одновременно будет расти самоуправство региональных властей и рост регионального авторитаризма, так как сем жестче и неисполнимей правила, и тем больше возможностей для произвола. Однако так как именно от региональных властей будет зависеть добрая половина состава Госдумы РФ, федеральному центру придется закрывать на это глаза.

В результате в политической системе будут копиться внутренние противоречия, нарастать политические тромбы, чреватые политическими рисками, но когда решения принимаются только с точки зрения краткосрочной конъюнктуры, не только долгосрочные, но и среднесрочные перспективы мало кого интересуют.

Будут конечно, и разумные последствия (появление новых лиц за счет выборов в округах, рост независимости депутатов внутри партий), но с ними по мере их появления неизбежно в рамках внутренней логики бюрократической системы тоже будут бороться.

Была ли такая версия закона неизбежной? Нет, не была. Эксперты предлагали свои варианты, усложняющие манипуляции и уменьшающие перекосы, которые возникнут с результатами выборов (например, смешанную связанную систему, ограничивающей неоправданное доминирование партии-лидера вместо вводящейся несвязанной, когда одна партия может выиграть большинство округов и при добавлении даже 30-35% мест по спискам иметь две трети мест).

Были и есть иные варианты разумных правил регистрации списков и кандидатов:

·         Важно не впадать в крайности. Барьеры при регистрации нужны, но разумные и призванные не запретить и превратить выборы в фарс, а лишь отсечь «пену» в виде заведомо несерьезных кандидатов.

·         Оптимально, когда есть несколько альтернативных способов регистрации кандидатов, например залоги и подписи. Наличие залогов в разумном размере наиболее логичный, оправданный и исключающий произвол вариант. Все разговоры о том, что это «коммерциализация выборов», «соревнования денежных мешков» не более чем демагогия. Сбор подписей это тот же финансовый оброк, так как оплачиваются труд сборщиков, юристов, печать подписных листов и т.д., уже не говоря о связанных со сбором подписей манипуляциях и его фактическому вырождению в настоящее время в России. Льготы же, которые сама себе дарует часть власти, не только имеют прямой финансовый эквивалент, крайне сомнительны с этической точки зрения, но и тормозят развитие политической системы и фактически стимулируют двойные стандарты.

·         Помимо установления разумного числа подписей (речь должна идти о десятых долях процента – так на выборах в Госдуму по партспискам никогда не требовалось предоставлять подписей более 0,2% от числа избирателей страны) давно назрел радикальный пересмотр правил их проверки, исключающий выбраковку настоящих, но имеющих технические недочеты подписей. Подтвержденный факт физического существования гражданина и его готовности поддерживать партию или кандидата должен быть важнее бюрократических манипуляций.

Однако, тем кто принимает законы, похоже нужны именно манипуляции.

7 комментариев or Оставить комментарий
http://www.znak.com/urfo/articles/05-02-12-46/101876.html
цитирует в своей статье Н.Зубаревич, Э.Маркварта и мою статью из Forbes
Оставить комментарий
Невозможно поставить охрану возле каждого столба, остановки, магазина. Ненависть и нетерпимость к окружающим может выплеснуться где угодно. Усиление охраны никого не спасет, случится если не одном месте, так в другом. Проблема не в оружии, а именно в ненависти и нетерпимости. И ответственность за это несет именно власть, именно она сделала нетерпимость, постоянный поиск врагов своей главной философией. Было бы странно чтобы в ответ граждане вели себя по иному. Глядя как власть относится к оппозиции и инакомыслящим, простые граждане точно также относятся ко всем, кто их окружает


19 комментариев or Оставить комментарий
Forbes

Кому поможет «против всех»

Госдума приняла в первом чтении обещанный еще в прошлом году законопроект о возвращении графы «против всех». Он оказался не таким радикальным, как предполагалось, причем надо учитывать, что только после второго чтения станет окончательно известно, каких именно выборов он касается. Но некоторые выводы сделать уже можно.
«Против всех»: от графы-спойлера до графы-протеста

Читать далее



Ниже полная версия без редакционных сокращений:

Кому поможет «против всех»: развилки и последствия нового закона

Государственная дума приняла в первом чтении обещанный еще в прошлом году законопроект о возвращении графы «против всех». В результате он оказался совсем не таким радикальным, как предполагалось, и не исключено, что в ходе внесения ко второму чтению поправок он еще изменится как в отношении того, каких именно выборов он касается, так и в отношении обязательности появления новой графы (принятая версия делает введение этой графы регионами фактически делом добровольным).

«Против всех» и избирательная система: от графы-спойлера до графы-протеста

При анализе последствий возвращения графы «против всех» и ее сторонники, и ее противники несколько абсолютизируют последствия данного решения, не учитывая, что эффект может быть разным в условиях разной избирательной системы.

Читать дальше...Свернуть )

4 комментария or Оставить комментарий
http://politsovet.ru/44142-puting-dva-goda-spustya-chto-stalo-s-holmanskih-i-drugimi-trudyagami.html

«Путинг», два года спустя: что стало с Холманских и другими «трудягами»

Ровно два года назад, 28 января 2012 года в Екатеринбурге прошел «путинг» — массовый митинг в поддержку тогдашнего кандидата в президенты России Владимира Путина.
Читать дальше...Свернуть )

Оставить комментарий
http://slon.ru/russia/stavka_na_moskvu_chto_gotovit_elektoralnyy_2014-1048917.xhtml

СТАВКА НА МОСКВУ: ЧТО ГОТОВИТ ЭЛЕКТОРАЛЬНЫЙ 2014

С окончанием новогодних праздников вновь значительная часть российских регионов все более и более погружается в пучину подготовки к выборам: так как никто в кремлевских кабинетах отменять принятое ранее авантюрное решение о введении единого дня голосования в сентябре не хочет, то формально основная части кампании-2014 вновь придется на сезон летних отпусков. Однако у партий и кандидатов в 2014 будет в сентябре на неделю больше, чем в 2013: на этот раз голосование будет не 8 сентября, а 14 сентября. Теоретически шанс на отмену авантюры остается, но, скорее всего все, по крайней мере, в этом году, останется как есть.

Перспектива ближайших месяцев: ранняя агитация и межпартийные миграции

Это означает, что мы будет наблюдать тот же феномен, как и в 2013 – удивительно раннее фактическое начало избирательных кампаний. В таких условиях имеющие наибольшие шансы кандидаты (а также кандидаты малоизвестные) должны стремиться как можно раньше начать избирательную кампанию, чтобы успеть максимально увеличить свою известность и электоральный рейтинг до начала сезона массовых отпусков. В 2013 в результате во многих регионах уже с марта-апреля активно шла фактическая агитационная кампания, при этом агитационная активность существенно снизилась к июлю. При этом, поскольку все это формально происходит вне юридических рамок избирательной кампании, которая формально стартует в начале июня, то и расходы на эту «предварительную агитацию» по сути ничем не регулируются и никак не связаны с еще не существующими избирательными фондами. Для партий удачный повод начать фактическую агитацию – это проведение внутрипартийных выборов кандидатов («праймериз») с максимально широким информационным освещением. Хотя, несомненно, это для них «палка о двух концах»: так как заранее становятся известны некоторые внутрипартийные проигравшие, то они до официального старта выборов, помимо своей части «информационного пирога» получают также шанс найти нового политического партнера вместо партии, которая их отвергла. Поэтому у партий, с одной стороны, нет выхода кроме как начинать агитацию заранее, с другой стороны, тем самым облегчается переход внутрипартийной оппозиции в иные партийные проекты. Поэтому, несомненно, в мае–июне будет следующая за массовой предварительной агитацией фаза: не менее массовые межпартийные миграции. Не стоит сомневаться, что значительная часть этих миграций будет из «Единой России», а также иных парламентских партий.

Что сулит набор регионов

Для того, чем закончатся выборы и как их результат будет воспринят массовым сознанием, большое значение имеет сам набор регионов, в которых выборы будут происходить. Например, по иронии судьбы, в октябре 2012 основные региональные выборы проходили в регионах традиционно жестко электорально управляемых с привычными массовыми фальсификациями, в частности, Краснодарском крае, Саратовской, Пензенской областях. Ожидать, что там дело может кончиться чем-то кроме формального триумфа «партии власти» было изначально наивно. Предсказуемый для специалистов успех партии власти (с которым даже переборщили, присудив «Единой России» 69,47% в Краснодарском крае, 77,92% в Саратовской области, в 70,64% Пензенской) при этом использовался в агитационных целях и как внутрибюрократический сигнал после потока скандальных законодательных инициатив по борьбе с НКО, протестной активностью, свободой мнений и распространения информации и т.д. Он словно говорил: смотрите на итоги, мы (кремлевские кукловоды) все делаем правильно, успех на нашей стороне.

В сентябре 2013 набор же регионов был совсем другим, во-первых, сам список регионов был намного больше, во-вторых, в нем преобладали регионы если не протестные, то с развитой внутренней конкуренцией (Иркутская, Архангельская, Ярославская области, Красноярск, Екатеринбург, Бурятия и т.д.). Причем эту ситуацию еще более усугубили, устроив досрочные выборы мэра Москвы. Итог: ряд символических поражений партии власти (Екатеринбург, Петрозаводск, Красноярский горсовет, впечатляющий успех Навального в Москве). Если сравнивать с декабрем 2011 года, то есть регионы, где результат «Единой России» снизился (Бурятия, Калмыкия, Якутия, а также Чечня), есть, где почти не изменился (Забайкалье), где-то немного вырос (Республика Хакасия, Смоленская и Владимирская области). Наиболее существенный рост был отмечен в Ивановской, Иркутской, Ульяновской, Ярославской областях. Учитывая, что где-то прирост, а где-то падение, в целом общая картина – примерно возвращение к результатам декабря 2011 года. То есть весь основная масса «бонуса» осени 2012 оказалась иллюзией, вызванной лишь подборкой регионов. Не исключено, что этот «холодный душ» мог сыграть свою роль и в некоторой коррекции кремлевской политики в отношении оппозиции, включая амнистию в декабре (помимо фактора приближающейся Олимпиады).

Что же с 2014? Пока на сентябрь 2014 года ожидается 15 губернаторских кампаний (из них одна в Кабардино-Балкарии, где прямых выборов главы региона не будет, так что фактически кампаний 14), однако учитывая крайнюю зарегулированность процедуры их проведения, когда власть фактически сама назначает себе оппонентов, сомнительно что где-то будет какая-то реальная интрига. Скорее всего, тяжелее других будет Никите Белых в Кировской области, но и там он должен избраться. Сам список губернаторских кампаний наверняка вырастет за счет того, что кое-кого из губернаторов могут отправить в отставку досрочно, а кому-то разрешить досрочные выборы (примерно также, как это ранее разрешили Собянину). Федеральный резонанс от этих кампаний может быть, пожалуй, только в случае, если досрочные выборы по какой-то причине состоятся в Санкт-Петербурге или Свердловской области, и в них примут участие реальные оппоненты власти (для Санкт-Петербурга это, очевидно, Оксана Дмитриева, которая могла бы провести кампанию не хуже Навального).

Что касается заксобраний, то их выборов ожидается 12, причем в 3 случаях эти регионы будут пересекаться с выборами губернаторов (Республика Алтай, Кабардино-Балкария, Ненецкий АО). Здесь по определению самыми интересными обещают быть выборы в крупнейшем городе страны – Москве. Но выборы Мосгордумы партия власти сдала без боя, лишая избирателей Москвы выразить к себе отношение как к партии через отмену партийных списков как таковых. Фактически это будет набор персональных кампаний и удастся ли кому-то организовать реальную общегородскую информационную кампанию, имеющую значимый резонанс, большой вопрос. Однако само отсутствие партсписков в Москве уже диагноз, если после этого оппозиция сможет каким-то образом получить значимое число мест в МГД (а в округах, особенно больших по числу избирателей, перевес будет у кандидатов с ресурсами, которые обычно связаны с властью), то это будет для власти публичной катастрофой. Подобные ставки в игре означают риски крайне скандальной кампании. Из иных регионов значительная часть жестко электорально контролируется и в них процент за партию власти ограничен только ее собственными планами и установками (Кабардино-Балкария, Карачаево-Черкесия, Татарстан, Тыва, за последние годы электорально деградировали в сторону массовых фальсификаций при Боженове и Груздеве соответственно Волгоградская и Тульская области). Относительно конкурентны пот разным причинам Республика Алтай, Марий Эл, Ненецкий АО, Брянская области, Хабаровский край, хотя в любом из них при желании гайки могут быть закручены.

Не сулят особых общероссийских сенсаций муниципальные выборы (19 выборов горсоветов региональных центров и 4 прямых выборов мэров региональных центров). Здесь потенциально могут быть интересны множественные муниципальные выборы в Московской области, возможные досрочные выборы мэра Астрахани, выборы районных советов в Санкт-Петербурге, а также могут оказаться конкурентны городские выборы в Брянске, Иркутске, Кургане, Мурманске, Владикавказе, Челябинске (независимо от судьбы в них партсписков). Однако не исключено, что где-то еще может случиться непросчитываемая пока интрига.

Однако, в любом случае, очевидно, что для оппозиции сам набор регионов гораздо менее благоприятен, чем в 2013. Изменить картину может только набор неких неблагоприятных для власти событий, например связанных с экономической ситуацией в стране, последствиями Олимпиады (если она окажется неудачной) или какими-нибудь форс-мажорными событиями. Главным же эмоциональным штрихом того, как власть и общество воспримут итоги выборов-2014, сигналом возможных дальнейших перемен или нового закручивания гаек, как видно из изложенного, станут выборы Мосгордумы.

Оставить комментарий

Мосгордуму будут избирать по мажоритарной системе; эксперты: поправки продиктованы неуверенностью власти в победе «Единой России»

В среду, 22 января, Мосгордума приняла в первом чтении законопроект, согласно которому выборы в столичный парламент будут проходить только по одномандатным округам, сообщает РИА «Новости».

За инициативу проголосовали 27 депутатов от «Единой России», против — двое представителей КПРФ.

По мнению главы фракции КПРФ в городской думе Андрея Клычкова, мажоритарная система направлена на «удержание власти у партии власти» и будет использоваться, чтобы не допустить в парламент представителей других политических сил. Коммунисты также считают, что 45 депутатов недостаточно для представительного органа власти в таком крупном мегаполисе, как Москва.

Впервые об идее проведения московских выборов по мажоритарной системе рассказали в конце декабря источники «Ведомостей». 14 января фракция «Единой России» внесла в Мосгордуму законопроект, предусматривающий поправки в Избирательный кодекс города и закон «О Московской городской избирательной комиссии». Как говорится в пояснительной записке к законопроекту, он направлен на «дальнейшую демократизацию выборов в городе Москве».

За 20 лет своего существования Мосгордума трижды избиралась по мажоритарной системе, и дважды — в последние два созыва — по смешанной схеме. Однако с принятием в ноябре 2013 года Федерального Закона № 303-ФЗ города федерального значения получили право самостоятельно определять вид избирательной системы, применяемой на выборах депутатов законодательного (представительного) органа государственной власти. Этим правом Мосгордума и намерена воспользоваться, вернувшись к одномандатной системе.

«Единой России» мажоритарная система выгоднее, чем пропорциональная — к такому выводу пришли технологи партии власти, изучив результаты предыдущих выборов в Мосгордуму, считает председатель Межрегионального объединения избирателей Андрей Бузин. По его мнению, партийная принадлежность на выборах в Мосгордуму по большому счету неважна — важна административная поддержка.

«Начиная с выборов 1997 года административные кандидаты (называются ли они "списком Лужкова", "Нашим домом Россия", "ОВР", "Единой Россией" или просто самовыдвиженцами — не имеет никакого значения) в мажоритарных округах одерживали сокрушительные победы», — пишет Бузин в своем блоге в ЖЖ.

Гордума была создана командой мэра Москвы Юрия Лужкова в 1993 году вместо распущенного Моссовета. С 1993 по 2001 год она избиралась по одномандатным округам и состояла из 35 депутатов со сроком полномочий в два года. В 1995 году Гордума сама увеличила срок депутатских полномочий до пяти лет.

В 2010 году был принят закон, по которому с 2014 года число депутатов увеличивалось до 45.

Сейчас в Мосгордуме 35 депутатов, избранных в 2009 году по смешанной системе: 17 одномандатников (все — представители «Единой России») и 18 — выдвинутых партиями (среди них 15 единороссов и три коммуниста). Места в городском парламенте сохранили шесть депутатов-старожилов, избранных в первый раз еще в 1993 году: Михаил Москвин-Тарханов, Иван Новицкий, Владимир Платонов, Людмила Стебенкова, Алексей Крутов и Сергей Гончаров.  

Единственная причина, по которой власть могла принять решение о переходе к выборам по одномандатным округам — это «глубокие страхи провалиться на выборах по партспискам», считает политолог Александр Кынев. По его словам, никакого другого объяснения этому быть не может, поскольку в таком подходе уже заложено признание полной недееспособности партии «Единая Россия».

«Если главная политическая сила боится идти на выборы как партия, как бренд в крупнейшем городе страны, возникает вопрос: а существует ли эта партия вообще? Или это чисто политтехнологическая конструкция, у которой за душой нет ничего кроме админресурса. Ничем кроме страха это объяснить нельзя, и именно так это воспримут все нормальные люди», — рассказал Кынев «Русской планете».

Он считает, что власть, проводя подобные манипуляции, «вступает на очень хрупкий лед», поскольку такое решение тоже несет в себе политические риски.

«Первый сценарий. Допустим, все получается, и по одномандатным округам проходят нужные кандидаты. После выборов вы из этих людей сформируете фракцию и будете говорить, что победила "Единая Россия". Но объявить об этом в условиях, когда голосовали за конкретных людей, а не за партию — это будет просто плевком в глаза жителям города и создаст в дальнейшем очень сильные имиджевые риски. Невозможно будет говорить, что партия власти выиграла в Москве в условиях, когда "Единой России" не было в бюллетенях, а голосование шло за конкретных людей», — пояснил политолог.

По его мнению, возможен еще один вариант: оппозиции удастся мобилизоваться и выступить на выборах по одномандатным округам лучше, чем если бы голосование шло по партийным спискам.

«Вероятность этого сценария в Москве низкая. Пока не очень понятно, у кого есть силы и ресурсы такую кампанию провести. Быков в Красноярске, например, протащил даже очень слабых кандидатов, которых никто не знал – именно потому, что люди голосовали за Быкова, который активно сам участвовал в кампании. Теоретически это возможно, но будет ли это практически — я очень сильно сомневаюсь», — прогнозирует он.

«В любом случае, на мой взгляд, ничего хорошего городская власть не получит. Стабильности никакой не будет в результате. Наоборот, закладываются риски. Одни из них более близкие, другие — чуть отложенные. Но в любом случае, власти придется иметь дело с большими имиджевыми проблемами и для «Единой России» в целом в масштабе страны, и для городской власти, в частности — если результаты выборов будут неадекватными и дискредитируют городскую власть», — заключил эксперт.

Возможный успех или провал оппозиционеров на предстоящих выборах зависит от того, каких договоренностей им удастся добиться на старте, считает политтехнолог Константин Калачев. По его мнению, подход, который сейчас преобладает среди протестных кандидатов, несостоятелен.

«Все разговоры о том, что "мы будем договариваться на финише, определяя рейтинги кандидатов тех или иных фракций, тех или иных оппозиционных сил", — мне кажется, что все это разговоры в пользу бедных. Обычно никто ни о чем на финише не договаривается, — сказал Калачев. — Что же касается перспектив договоренностей на старте, то я их оцениваю как весьма невысокие. Есть косвенные тому подтверждения: вчера вот прошла информация о том, что Владимир Рыжков занят созданием новой партии и не исключает для себя возможности выхода из РПР-ПАРНАС».

Консолидация усилий необходима оппозиционерам потому, что это дает возможность формировать общую протестную повестку и контрпозиционировать своих кандидатов по отношению к выдвиженцам партии власти, полагает эксперт. Способность сформировать общую повестку и выдвинуть по одному протестному кандидату в каждом из 45 округов, по его мнению, является главной задачей для оппозиции на ближайших выборах. С учетом того, что протестные настроения в Москве достаточно сильны, в некоторых округах у независимых кандидатов при таком подходе могли бы появиться шансы на победу, резюмировал он.

По данным председателя столичного парламента Владимира Платонова, выборы в Мосгордуму пройдут в единый день голосования 14 сентября 2014 года

Подробнее http://rusplt.ru/policy/Mosgorduma-vibori-7545.html

Оставить комментарий
Создание еще одной партии, если оно состоится, ничего радикально не изменит и катастрофой точно не будет. В нынешнем виде самостоятельных электоральных перспектив федерального уровня у партии нет ни вместе, ни по отдельности. Главное чтобы РПР-ПАРНАС сохранял юрлицо как площадка для участия в выборах оппозиции, которой пока больше не от кого выдвигаться. Выход части актива легко компенсируется приемом вместо них новых людей и не является вообще никакой юридической проблемой (замена регионального менеджмента регулярно происходит во всех партиях, причем нередкие массовые его замены характерны например для СР или ЛДПР, нередки они для ЯБЛОКА и остальных). Юридические проблемы могут возникнуть не из-за того, что кто-то выйдет, а только если у государства будет большое желание их найти. И здесь не надо путать источник проблем. Самый имиджево удобный и красивый выход из ситуации электорального увядания - передать партию тем, у кого личные электоральные перспективы есть (например тому же Навальному). Для этого нужно лишь определенное личное мужество. Можно вспомнить как в 1999 в политическую тень ушел Е.Гайдар, освободив место новому тогда СПС с новым тогда набором лидеров. Личное федеральное политическое будущее у нынешних лидеров партии на мой личный взгляд есть лишь либо в виде экспертов, либо в виде младших партнеров в некой новой политической коалиции, лицом которой они при этом не будут. Если бы партию в свое время зарегистрировали, то она могла бы пройти в Госдуму РФ-2011. Но поезд времени безвозвратно ушел.
СТатья об этом из Ъ http://www.kommersant.ru/doc/2389278 :

Владимиру Рыжкову создадут новую партию
Если его сторонников не устроит работа старой






Соратники Владимира Рыжкова зарегистрировали в Минюсте оргкомитет партии "Республиканцы России". К ее активному созданию они перейдут, если не будет достигнут компромисс по ключевым вопросам, в том числе переходу к "позитивной повестке", в партии РПР—ПАРНАС. Вопрос должен быть решен до старта кампании по выдвижению кандидатов на сентябрьские выборы.

Партия народной свободы "За Россию без произвола и коррупции" (ПАРНАС) была учреждена в декабре 2010 года на базе незарегистрированной на тот момент Республиканской партии России (РПР; лидер — Владимир Рыжков), "Российского народно-демократического союза" (РНДС; Михаил Касьянов), движений "Солидарность" (Борис Немцов) и "За демократический выбор" (Владимир Милов). Лидеры этих организаций стали сопредседателями, вскоре Владимир Милов ушел из коалиции.

Оргкомитет по созданию партии "Республиканцы России" начал действовать 28 декабря, а 31 декабря 2013 года об этом был уведомлен Минюст. Оргкомитет возглавил член федерального политсовета РПР—ПАРНАС Владимир Копцев, пришедший в РПР незадолго до восстановления ее регистрации в январе 2012 года. Источник "Ъ" в РПР—ПАРНАС пояснил, что господин Копцев — "это правая рука и организационный потенциал" господина Рыжкова. "Никто из коллег о заявке не знал, и это стало известно случайно, с сайта Минюста",— заявил "Ъ" член бюро РПР—ПАРНАС Вадим Прохоров ("Солидарность"), оценив это как "действия, направленные на раскол и дискредитацию партии".

Владимир Копцев заявил "Ъ", что инициатива по регистрации оргкомитета "исходила от регионов". Господин Рыжков подтвердил "Ъ", что был "об этом извещен". Но это еще "ничего не значит": документы в Минюст подали те же девять членов политсовета бывшей РПР, которые в декабре обнародовали письмо о кризисе в партии (см. "Ъ" от 20 декабря 2013 года). Дата учредительного съезда "Республиканцев России" не называется.

Если в результате переговоров между сопредседателями удастся найти "новую формулу" работы РПР—ПАРНАС, оргкомитет и не понадобится, подчеркивает господин Рыжков. По его словам, необходимо упорядочить отношения внутри партии, чтобы одна из ее частей не могла инициировать нападки на соратников. Кроме того, "нужно переходить к систематической работе, участвовать в выборах в подавляющем числе регионов и идти с позитивной повесткой, уходя от чисто конфронтационной", подчеркнул господин Рыжков. "Если выбирать между конструктивной оппозицией или скатыванием в маргинальную сторону, то второй вариант неприемлем",— добавил господин Копцев. К консенсусу необходимо прийти до 8 февраля, когда намечено заседание политсовета.

"Чтобы партия могла идти на региональные выборы, должно быть понимание, что у нее есть единое лицо, общие лозунги",— отмечает еще один соратник Владимира Рыжкова. Однако три сектора ("Солидарность", РНДС и РПР) "до сих пор не смешались, у каждого свой руководитель". Особо остро отсутствие согласованности сказывается при "форс-мажорных обстоятельствах", когда надо оперативно принимать политическое решение, говорит собеседник "Ъ".

Как сообщал "Ъ" 20 января, из 60 отделений РПР—ПАРНАС около 25 могут уйти вслед за господином Рыжковым. Чтобы партия получила регистрацию и могла участвовать в сентябрьских выборах, она должна зарегистрировать отделения в 42 субъектах РФ. Оппоненты Владимира Рыжкова опасаются, что он может спровоцировать развал партии "при соответствующем политическом решении Кремля", заявил "Ъ" Вадим Прохоров. В АП разъяснили "Ъ", что закон позволяет любому человеку создать свою партию, "вести переговоры для этого не нужно".

По мнению политолога Александра Кынева, "самостоятельной электоральной величиной федерального уровня РПР—ПАРНАС не стала". Согласно декабрьскому опросу "Левада-центра", за партию на выборах в Госдуму в ближайшее воскресенье готовы были голосовать меньше 1% респондентов. "Поезд лидеров партии ушел",— считает эксперт, отмечая лишь успех Бориса Немцова, который смог избраться в Заксобрание Ярославской области. Господин Кынев полагает, что реальная перспектива у партии есть на региональных выборах, где "от нее могут выдвигаться политики, для которых неприемлемо выдвижение от системных партий", в том числе и Алексей Навальный, у которого возникли проблемы с регистрацией своей партии.

Сам господин Навальный заявил "Ъ", что с уважением относится ко всем трем сопредседателям РПР—ПАРНАС, а сотрудничество с партией ведется и будет вестись, поскольку "это идеологически близкая партия, как и "Партия 5 декабря" (ее оргкомитет после двух отказов в регистрации был повторно создан 17 января.— "Ъ")". Но переговоров о его сопредседательстве в РПР—ПАРНАС пока не ведется.

Максим Ъ-Иванов, Сергей Ъ-Горяшко

Оставить комментарий